АвторСообщение
Nick
WideScreen




Пост N: 6525
Зарегистрирован: 17.05.05
Откуда: Россия , Москва
Рейтинг: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.09 16:32. Заголовок: Василий Горчаков


ВАСИЛИЙ ГОРЧАКОВ

Звуковой отрывок из фильма "Не Отступать и Не Сдаваться" с переводом Василия Горчакова
Слушать ещё

Василий Горчаков:
'Российское кино - даун-хаус!'




Горчаков Василий Овидиевич (05.07.1951), синхронный переводчик кино и видео, авторитетный деятель кино. После окончания школы в 1968 году был - где попеременно, где одновременно - студентом и курсантом трех вузов, освобождённым комсомольским секретарем Щепкинского театрального училища, каскадёром 'Мосфильма': Перевел более пяти тысяч фильмов, в том числе 'Пролетая над гнездом кукушки', 'Прирожденные убийцы', 'Бешеные псы', 'Пуля'... Снимался в сериале 'Красная площадь', картинах Ренаты Литвиновой 'Богиня: как я полюбила', Питера Гринуэя 'Чемоданы Тульса Люпера', и других.

- Василий, сразу нескромный вопрос: а что Вы делали на 'Кинотавре'?

- Работал. Я участник приглашенной группы синхронного перевода.

- Как обычно, переводили иностранные фильмы?

- Почему? Между прочим, я - единственный из переводчиков-синхронистов, кто переводит не только с английского на русский, но и обратно. Вот и сейчас перевел для иностранных гостей 'Кинотавра' конкурсные фильмы 'Инзеень-малина' Владимира Сивкова и 'Яр' Марины Разбежкиной.

- Следили за конкурсом?

- Нет, не следил. У меня своя работа, у критиков своя.

- Вы перевели массу иностранных картин. А наше кино Вам нравится?

- Советское кино - best!

- А российское?

- Современное российское кино сейчас в загоне. Его и показывают как-то локально, и рекламируют по-скромному. Только крупные проекты, которые зачастую являются калькой с западных.

- Можно сказать, что российское кино - грайндхаус?

- Нет, российское кино - даун-хаус! (смеется). Ну, какие у нас режиссеры - Бондарчук и Янковский? Они еще не умеют делать кино. А лучший российский фильм - 'Богиня: как я полюбила'. По двум причинам: во-первых, я сыграл там солидную роль, во-вторых, его поставила обожаемая мной Рената Литвинова.

- Хоть кто-то из наших действующих режиссеров Вам близок?

- Хотите, скажу крамольную вещь? Никиту Михалкова обожаю! Талантлив! Как бы ни ругали его фильмы - но, согласитесь, смотрят! И кассу его ленты собирают приличную. Я, кстати, переводил его новый фильм '12'.

- Римейк '12 разгневанных мужчин'?

- Точно. Но в фильме Никиты практически ничего от оригинала не осталось. Это совсем другой, но не менее качественный продукт. Хороший фильм. Идет 2,5 часа. Удивительно, но кино на уровне американского оригинала - удалось! Мало того, компания 'Sony', которой принадлежат права на оригинальную версию, даже купила права на его прокат в Штатах.

- Ходят слухи о накале отношений между Михалковым и Меньшиковым. Якобы Олег отказался сниматься в '12' и тем самым чуть не разорвал отношения с Никитой:

- Как очевидец, могу сказать, что особых антагонизмов не было. Просто Меньшикову предлагали роль одного из двенадцати, вот это наверняка его и не устроило. Он же звезда, и хочет быть не одним, а первым. Это его право. И с Никитой, насколько я знаю, у них сохранились вполне теплые отношения.

Кстати, история в тему. 1979 год. Я - освобожденный секретарь в Щепкинском театральном училище. Сижу за столом, передо мной стоит лохматый парень, и я ему выговариваю: 'Что же ты, Олег, в кино снимаешься, хочешь, наверное, в театре играть, а у тебя три балла по истории партии. Что за дела? Как ты со своей тройкой будет зрителям в глаза смотреть?' (смеется)

- Многие издания уже писали о Ваших съемках у Гринуэя. А как вы пришли в кино?

- Мой актерский дебют состоялся в 15 лет в фильме 'Большие и маленькие'. Вообще мелькал много, особенно когда был каскадером и постановщиком трюков на 'Мосфильме'. Часто приходилось красиво 'умирать' за известных актеров. А в картине 'Частное лицо' Александра Прошкина с Анатолием Кузнецовым вообще чуть не получил главную роль - но прошел Витя Косых, известный по киносериалу 'Неуловимые мстители'. Ох, я расстроился тогда! А сейчас не жалею - вот был бы я сейчас Витей Косых с его былой славой, чего тут хорошего?

- Вы перевели массу фильмов:

- Около пяти тысяч, если быть точным. По пять, а то и десять фильмов в день переводил. И всегда с первого раза.

- И что Вам больше нравилось переводить?

- Был бы я маститым кинодеятелем, принялся бы гнуть пальцы: конечно, арт-хаус, 'другое кино', тот же Гринуэй: Да нет, на самом деле боевики очень люблю. Там можно голосом поиграть, расслабиться.

- Гордитесь какими-либо переводами?

- Есть и шедевры, но есть и откровенное дерьмо. Смотря, как переводишь, в какой ситуации. Бывало, просили фильм перевести за бутылку водки. Вот ее выпьешь - и вперед. Такую околесицу случалось нести!

- То есть случай, когда Вы якобы 'переводили' фильм для одного восточного фестиваля:

- Абсолютная правда! Привезли меня на дачу к туркменбаши, накрыли роскошный стол, а потом говорят: 'Тут есть фильм один индийский, надо бы перевести'. Я объяснять не стал, что индийского не знаю, просто пошел и стал 'переводить'. Применительно к ситуации: если герой страдает, я говорю о несчастной любви, если поет - о радости и счастье.

- И как восприняли?

- На 'ура'!

- Сейчас одна из компаний стала выпускать лицензионные диски с классикой Голливуда в Вашем переводе:

- Это не записывалось специально. Многие сейчас имеют архивы и выпускают диски с наложенной звуковой дорожкой с голосом того или иного переводчика, а голос этот 'снимают' с видеокассеты. Здесь такая же ситуация. По заказу компаний почти ничего не перевожу.

- А если предложат?

- Деньги вперед! (смеется)

- Каково Ваше отношение к коллегам по цеху?

- Нормальное. Хотя мы почти не общаемся. Иногда пересекаемся на фестивалях или конкурсах. А специально не сидим, не вспоминаем былое, если вы об этом. Хорошие отношения у нас с Ленькой Володарским. Мы с ним учились в инязе. Леша Михалев отличный был человек. А вот популярный ныне Гоблин - вообще не переводчик. Он 'выехал' на своих смешных пародиях, а вовсе не на переводах. Как вообще можно переводить фильм, не зная досконально английского языка? У него масса ошибок и неточностей.

- Почему тогда, в эпоху видео, никого из Вас не посадили? Ведь Вы же переводили 'крамолу'!

- А не было статьи для нас. Как посадишь человека, который просто перевел то, что сказал кто-то другой? Проводили разъяснительные беседы и отпускали.

- Как Вы сами относитесь к своей профессии переводчика-синхрониста?

- Синхронисты - особая порода людей. У нас к своей профессии подход сугубо индивидуальный. Я очень люблю переводить вживую, в зал - тогда можно делать со зрителями все, что хочешь. Когда переводишь в микрофон - нет обратной связи. Нет куража. К примеру, 'Молодой Франкенштейн' Мела Брукса я перевел так, что людей выносили ногами вперед из зала. До инфаркта просто довел, до смеховой истерики.

Иногда мог сделать из комедии драму - и наоборот. Вообще от этой профессии много пользы. Я же в качестве переводчика участвую во многих мероприятиях Союза кинематографистов, кинокомпании 'West'. Кого я только не переводил! К примеру, Квентина Тарантино. Замечательный парень, и фильмы у него такие же. 'Убить Билла' - это же опера! Кстати, в жизни он не такой сумасшедший, каким кажется. Хотя, это пока что-то его не зацепит. О фильмах готов говорить часами. Квентин фактически ходячая энциклопедия кино. Будучи в России, всегда приглашает меня в качестве переводчика. Надписал мне свою книгу: 'To Bazil - Number One'.

Еще с Де Ниро у меня потрясающие отношения. Роберт Рэдфорд приглашал на свой фестиваль в Санденсе.

- А женщины-знаменитости?

- Была и женщина. С большой буквы - Женщина. Настя Кински. Я мечтаю еще хоть раз с ней увидеться.

- Все настолько серьезно?

- Можете даже написать, что у меня с ней был роман.

- Мы видели Ваше фото с Джеком Николсоном:

- Он приезжал всего один раз, но я этого никогда не забуду! Никольсон (именно так Василий произносит его фамилию - прим. ред.) такой обаятельный! Наблюдаешь за ним, будто ретроспективу его фильмов смотришь - из фильма в фильм. Тут повернулся - один фильм, руку поднял - другой. Потрясающе демократичный, абсолютно без наигрыша.

- И ведь что-то интересное наверняка было?

- А как же! Гуляем по московской улице, видим: сидят девочки-студентки, пьют пиво - защитили диплом. Я перевел для Джека его название - что-то вроде 'Принцип действия электролитической диссоциации в момент дивергенции' - Никольсон в шоке взял у них полупустую бутылку пива и залпом выпил!

По Москве тогда мы гуляли вчетвером - кроме Никольсона, были еще Шон Пенн и Вуди Харрельсон, знаете таких актеров, да? Вуди тут же залез в Царь-пушку и заявил, что будет подпитываться энергией космоса. Каббала, знаете ли: Подходим к Мавзолею, я объясняю: здесь, мол, лежит то, что осталось от вождя мирового пролетариата. И вдруг вижу, рядом с Мавзолеем стоит: Ленин. Понятно, двойник. Актеры меня спрашивают: это кто? Я и говорю: а это и есть Ленин. Вышел пройтись, подышать свежим воздухом. Ага, смеются - joke, шутка. Никольсон захотел с Лениным сфотографироваться. Подходим, я объясняю ситуацию, и тут двойник как закричит: 'Сначала пусть заплатят!' Пришлось на пальцах показывать, кто из них двоих за это фото должен деньги платить (смеется).

Кстати, я даже Путину переводил.

- Да ну?!

- Серьезно. К нам приезжал Стивен Сигал, и меня пригласили к Путину. Смешно было: что-то перевожу, и вдруг он меня поправляет: 'А вот это слово вы неправильно перевели'. Первой мыслью было - как подобает советскому офицеру - выйти и застрелиться! А второй: 'Владим Владимыч, занимались бы вы лучше своим делом, а я - своим'.

- И для чего встречались Путин с Сигалом?

- Пообщались. Поборолись.

- И кто победил?

- Дружба! (смеется) А вообще из всей президентской свиты мне, знаете, кто больше всех нравится?

- Кто?

- Его собачка Конни. Могу даже сказать, чем она меня к себе расположила. Когда мы собирались на встречу с Сигалом, я сел в машину, сел и Путин, а потом в машину заскочила Конни и сразу по-деловому забралась ко мне на колени. Президент поднял бровь, но ничего не сказал. Сижу я, глажу собачку, и вдруг чувствую, что у нее в ухе дырка. Спрашиваю: Владимир Владимирович, это что же? Он говорит: да вот клещ присосался, пришлось операцию делать, не досмотрели. Ну я и говорю: ну, если уж за собакой присмотреть не получается: Он так на меня посмотрел, что я все понял. Но зато на последующих встречах непременно интересуюсь у президента: ну, как собачка, присматриваете? И Путин меня, наверное, шутя, все время обрывает: смотри, Василий, дошутишься:

- Мемуары не хотите написать?

- Да все как-то некогда. Может, попозже. Дел много. А пописать есть о чем. Например, я первый в нашей стране стал переводить Толкиена. Перевел половину 'Хоббита'. Но тогда этот автор не был востребован, и я забросил это дело.

- А сейчас чем занимаетесь?

- Новую телепередачу готовлю, 'Говорит и показывает Мосфильм' - о том, что происходило и происходит в стране на примере фильмов, которые снимались и снимаются на студии. Это не будет 'Серебряный шар'! Все гораздо мобильнее и интереснее, с массой хроникальных кадров и прогулок по Москве. Еще буду сниматься вместе с Ренатой Литвиновой в 'Generation П' по Пелевину.

- Как же переводы?

- По большей части занимаюсь 'частным извозом', перевожу с русского на английский. Например, перевел для жены Георгия Данелии сказку 'Колобок' - она пишет сценарий для мультика. Он будет очень похож на мир знаменитой мультсказки 'Жил-был пес'.

- И как будет по-английски 'Колобок'?

- 'Roundie'. На Западе 'round' - это круглый хлеб. А уменьшительно-ласкательно будет 'раунди'. Да что там! Я даже 'Масяню' на английский перевел! Хотя пришлось, конечно, помучиться.

- А знаменитая фраза: 'Директор? Да пошел ты в ж:, директор'?

- Переводится очень просто - 'Fuck you, boss!'.






Беседовали Евгений Захаров, Андрей и Ольга Поповы - Сочи, июнь 2007 г.
© Журнал 'Всё кино' (Краснодар), 2007.


------------------------------------------------------------------------------------------------------
Огромное спасибо Евгению Захарову за предоставленный материал
"Кино в Авторском переводе"

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

ВАСИЛИЙ ГОРЧАКОВ

Люби меня по-английски

Знаменитый переводчик Василий Горчаков: Рокфеллер был моим должником, Де Ниро чистил мой пиджак, а подружка Николсона Лара Флин Бойл делилась последним косячком. Никита Михалков зовет его Васенькой, Рената Литвинова - Васечкой, а все остальные - просто Васей. По имени-отчеству - Василием Овидиевичем - называют редко, потому что он из тех мужчин, которые до седых волос остаются мальчишками, одинаково склонными к геройству и к авантюрам.



Я набираю код домофона и слышу голос, знакомый всей стране еще со времен видеопиратства. В блистательном переводе Василия Горчакова мы смотрели и 'Крестного отца', и 'Однажды в Америке', и 'Последнее танго в Париже', и 'Терминатора'. Его синхрон звучит на кинофестивалях, и нет большего удовольствия, чем попасть на Васю, потому что будет все, вплоть до интонационной точности.

Люди такого калибра обитают, как правило, в радиусе Бульварного кольца. Немного странно было обнаружить знаменитость на окраине Москвы, в квартире, обставленной в стиле 60-х. Вася Горчаков стал каширским затворником по собственному желанию.

- В нашей квартире на Маросейке осталась моя жена, а я сейчас как бы в творческом отпуске, потому что покинул семью. Не в Матвеевское же было ехать! Сразу оговорюсь, что не вижу в нашем расставании финальной точки. Хотя жена, возможно, другого мнения. Не знаю, захочет ли она после этого интервью снова выходить за меня замуж?

- Если бы я спросила, вы авантюрист или плейбой, что бы вы ответили?

- Я, наверное, авантюрный плейбой. С детства всегда бросался с головой в новые области. В конце 70-х вдруг решил, что я знаменитый каскадер, и снялся в двух десятках фильмов, даже стал постановщиком трюков, причем сам умел только скакать на лошади.

- А что касается плейбойской ипостаси?

- Да-да, не буду отрицать. Причем плейбои - это там, у них, а у нас просто бабники. Мне повезло, я встречался с самыми красивыми женщинами моего времени, с разной степенью успеха.

В квартире, которая, по словам Горчакова, не несет никакого отпечатка его личности, все-таки есть 'особые приметы' - вполне узнаваемые женские портреты. Поскольку в жизни эти женщины между собой не дружат, Вася корректно поместил их фотографии в разных комнатах.

- Сколько раз вы были женаты?

- Дважды, но оба раза на одной женщине.

- Значит, при всей ветрености вы человек одной любви?

- Если говорить откровенно, то за 35 лет брака настолько все стало родным и близким, что это, наверное, и погубило. Все равно хочется праздника, елки. Все люди живут и ждут, когда же наступит Новый год и загорится елочка. Моя жена - замечательная женщина, но ей было тяжело. С годами это не ослабевало, но усиливалось в плане 'седина в бороду'. Что ж, сидеть теперь и рыдать? Надо признавать свои ошибки и совершать новые.

- У вас много профессий: переводчик, каскадер, актер. Как вы себя сегодня позиционируете?

- В качестве продюсера, но что за этим стоит, не знает никто. На данный момент я веду переговоры с Де Ниро и Костнером по двум разным проектам. Что еще? Мы с партнерами открыли кастинговое агентство в Америке, в Бостоне.

- За что вы благодарны своим родителям?

- Во-первых, за то, что произвели на свет. Они меня замечательно воспитали, может быть, результат получился другим. Они обучили меня языку, я до шести лет лучше говорил по-английски, чем по-русски, потому что дома общались только на английском. Этого хватило на всю жизнь, на хлеб, масло, икру, трюфели. Отец, будучи офицером ГРУ и известным разведчиком Второй мировой войны, определил одну из моих ипостасей. Он был офицер и джентльмен. Дедушка со стороны матери - писатель Василий Бобрышев, совершенно забытый ныне. Кстати, в ЦДЛ висит доска, где между Багрицким и Гайдаром его имя.
Дома была великолепная библиотека, которую я всю прочитал.

- А ваша фамилия имеет отношение к дворянскому роду Горчаковых?

- Имеет. Мой дед долго писал в анкетах, что он из чувашских крестьян, но это не спасло его в конечном итоге от лагеря. Отец родился в 1924 году в городе Овидиополе под Одессой, где дед был начальником ЧК, поэтому сына назвали Овидием. Но через 3 года дедушку отправили торговым атташе в Нью-Йорк, где выяснилось, что он знает три языка. Как видите, 'крестьяне' тогда времени не теряли, учили языки.

- Каково это - быть сыном знаменитого разведчика?

- Когда я в детстве дрался с мальчишками и получал по носу, говорил себе: не плачь, ты сын партизана. Я видел Маресьева, к отцу приезжали белорусские партизаны, которые привозили яйца и сало, а один даже притащил ящик термометров, думая, что в Москве с этим плохо. Но могли и трофейный маузер подарить. Когда я поступил в Военный институт иностранных языков, то на торжественном вечере, посвященном первокурсникам, генерал-полковник Андреев сказал: 'А теперь я хочу представить вам сына знаменитого разведчика. Встань, Вася, а мы похлопаем!' Мне было дико неудобно, я думал, мне темную сделают!

- Вы жили в доме на улице Горького, учились, наверное, в элитной школе?

- Да нет, это папочка учился в англо-американской школе в Дегтярном переулке, а я по территориальному признаку. Мне не везло со школами, а им со мной. В 63-м году я снялся в своем первом детском фильме 'Большие и маленькие'. Мальчика на главную роль искали по школам, и пожилая женщина, ассистент режиссера, остановилась на мне, но самое интересное, что она же перед войной выбрала моего папочку, и он играл в фильме 'Первоклассница'! Полгода я провел на съемках, чем достал всех учителей, и в 8-м классе меня перевели в другую школу. После фильма на меня посыпалась масса предложений в кино. Но я стал хулиганить, и родители решили, что хватит.

Но вскоре меня и из новой школы выгнали. За покушение на Брежнева. Мой приятель нашел у своего дяди вальтер без патронов. Но, поскольку я занимался современным пятиборьем, мелкокалиберные патроны у меня были. Мы стреляли во дворе и, естественно, притащили оружие в школу. Там тайну не сохранишь. Как не похвастаться перед девочками на перемене? В класс должны были прийти директор с физруком нас обыскивать. А у меня уже начали проявляться оперативные наклонности. К нам только что перевели нового мальчика, с которым никто не дружил. Я понял, что нужно отдать вальтер ему, но не учел детской натуры. Мальчик пошел в туалет, нажал курок, и заряженный пистолет выстрелил в пробегавшего мимо четвероклассника, фамилия которого была Брежнев. Пуля прошла в трех сантиметрах от сердца. Потом завели уголовное дело, мне вкатили частное определение суда, поскольку мне одному исполнилось 14 лет. Никакого злого умысла в этой истории не было, мальчик остался жив, но после восьмого класса мне сказали: 'Вася, шел бы ты отсюда!'

Я перешел в другую школу, и это оказалась школа для особых детей. Я сидел за одной партой с мальчиком Васей - Василием Васильевичем Сталиным - сыном Василия Сталина и дочери маршала Тимошенко. Рядом, можно было дать рукой по затылку, сидел Алик Свердлов, а в параллельном классе училась Маша Симонова, с которой у меня был роман. Спустя годы ее мама, актриса Валентина Серова, говорила: 'Маша, ты большую ошибку сделала, какой мужик был Вася Горчаков!' С ребятами из этой школы я до сих пор поддерживаю отношения. Но и там я проучился всего один год - меня выгнали за то, что я уронил стремянку на учителя географии. При этом я всегда хорошо учился, даже был призером олимпиад по физике, но по английскому у меня была 'тройка'. Мама ходила в школу и спрашивала: 'Почему 'тройка'? Он же свободно говорит по-английски!' - 'Болтает он хорошо, но зачем он ноги в парту кладет?' - отвечали маме.

- С институтом тоже была одиссея? Из ВИИЯ вас отчислили?

- Что значит отчислили? Под барабанную дробь и в действующую армию. Проснулся в поезде, который шел в Брянск. Потом Дальний Восток и, конечно, приключения. С институтами вообще был мексиканский сериал, поскольку я учился одновременно и попеременно в разных вузах. Меня выгоняли все время. Мне было скучно учить то, что я знал, а вот латынь грыз!

- А когда началась переводческая карьера?

- В 17 лет я переводил рассказы. Мама работала в Комитете защиты мира и иногда меня привлекала к сопровождению делегаций. У меня хранится доллар, подписанный Рокфеллером: 'Вася, с большим запозданием возвращаю должок!' У него не было денег рассчитаться с носильщиком, я заплатил рубль. Через много лет миллионер прислал доллар.

Однажды я подружился с человеком по имени Милтон Эйзенхауэр, младшим братом Дуайта, президента США. На приеме в лавре мы с ним воровато озирались в поисках бесхозной рюмки водки. В разговоре выяснилось, что мы хорошо понимаем друг друга и даже читаем одни и те же книги. Он сказал: 'Вася, когда ваше поколение придет к власти, у нас будут замечательные отношения между странами!'

А переводить фильмы я начал не без участия Лени Володарского. Он хватал все переводы, которые есть, порой по два в одно время. Как-то предложил: 'Заменишь?' Это был 73-й год, фильм 'Тройное эхо' в кинотеатре 'Зарядье'.
- Вы действительно перевели около тысячи фильмов?

- Нет, я перевел около 5 тысяч фильмов. Но одного 'Крестного отца' я переводил 100 раз. Переводил не только видео, но и на кинофестивалях. Но с годами все становится сложней: притупляется реакция. Раньше терпеть не мог листы, переводил со слуха, причем с первого просмотра, иначе было неинтересно. Иногда десяток фильмов за ночь. По заказу Раисы Горбачевой за один присест сделал сериал 'Молодая Екатерина', отвлекаясь на принятие водки. Молодость!

Переводчики такого класса - штучный товар. А Василий Горчаков чуть ли не единственный, кто легко справляется с прямым и обратным переводом. Он мог переводить в кинотеатре, при этом обниматься с девушками и пить водку. Многие специально приходят на пресс-конференции, если переводит Вася: знают, что будет смешно: звезда отразится, как в зеркале. О качестве и говорить нечего. Джеймс Кэмерон как-то забылся, полчаса проговорил, а потом спохватился. Горчаковский перевод тоже длился полчаса.

- Вы застали период, когда перевод видеофильмов был нелегальной деятельностью?

- Застал! Меня арестовывали прямо в наушниках в квартире, где работал. Доставляли в местное отделение. Как-то попал с пьяной теткой в обезьянник. Она возмущалась: 'А это кто такой? Выпустите меня! Не хочу сидеть в одной камере со спекулянтом!' Я никого не закладывал, но некоторых клиентов просто сажали, когда ловили на распространении. Когда вызывали, у меня всегда была одна отмазка: 'А мне чего? За стакан водки я что угодно переведу! Какие деньги, начальник?' Если возникали сложности, приезжали серьезные дяди из 'большого дома' и говорили: 'А ну-ка быстренько выпускайте!'

- Вы сопровождаете звезд мирового кино. А ведь некоторым свойственно смотреть на переводчика, как на обслугу 'подай-принеси'. А у вас со знаменитостями дружеские отношения.

- Со многими - да. Редфорд даже приглашал меня в свое имение Санденс, где я провел незабываемое время. Когда на паспортном контроле в аэропорту Солт-Лейк-Сити узнали, чей я гость, раздался восторженный крик: 'Смотрите, этот человек приехал к Роберту Редфорду!' На самом деле мне все равно, с кем работать. Я со всеми одинаков, но не скрывал пиетета перед тем же Николсоном.

- Его подруга Лара Флин Бойл славится тяжелым характером.

- Душевная девушка. Ругалась все время на меня, потому что в лимузине я наступал ей на ноги. Но последним косячком марихуаны всегда делилась. Она и с Джеком тоже ругалась, а утром всегда просила прощения. Он - чудо! Даже если он и в жизни играет, то это гениальный актер. Когда на Поклонной горе он увидел монумент, сказал, что, если б Гитлер победил, памятник был бы такой же. Там стайка пэтэушниц праздновала сдачу экзамена, Николсон подошел, взял у них полупустую бутылку пива, они не могли понять: звезда или двойник. Кстати, однажды у Исторического музея мы встретили двойника Ленина. Николсон заулыбался, подошел к нему, обнял, потом все стали щелкать, а 'Ильич' заверещал: 'Вы что? Сначала деньги, потом снимайте!' Я сказал: 'Ты хоть понимаешь, кто это рядом с тобой?' - 'А мне все равно, я, между прочим, заслуженный изобретатель Армянской ССР!'

- Вы работали с Мэрил Стрип. Она такая же чудесная и в жизни?

- Она совершенно небесное создание, не от мира сего. Например, тащу ее сумку, она сама дверь откроет и еще сумку попытается отобрать: 'Вась, тебе же тяжело! Давай я!' Причем это не наигранно. Или я пришел к ней сказать, что решил один вопрос, она целует мне руку: 'Спасибо! Спасибо!' А как-то говорит: 'Вась, трагедия!' - 'Что случилось?' - 'Я свои жемчужные серьги невероятной красоты забыла в ресторане. Понимаю, что их уже не найдешь, но, может, ты попытаешься?' Ну что, вечером отдал.

- А бывало, когда хотелось, чтобы звезда скорее улетела?

- Скажу. Это Фэй Данауэй, хотя она и моя любимая актриса, но такая взбалмошная, никогда не знаешь, что выкинет. Как-то она потеряла платочек. Я перерыл все сугробы около отеля, потом стали искать в лифте - их там три. Фэй сказала: 'Ты держи этот лифт, я поднимусь на том, а спущусь на третьем'. Весь отель парализовали, а платочек нашелся в кармане ее шубы.

- Знаю, что вашим 'клиентом' был Роберт Де Ниро.

- Неоднократно, с ним связано много воспоминаний. Он был председателем жюри Московского кинофестиваля. Приехал с дочкой, сыном и, кажется, соседским мальчиком. Я встречал его в аэропорту. Мне вручили какой-то идиотский букет, который пыльцой обсыпал мой белый пиджак. Поселил Де Ниро в номер, где Майкл Джексон жил, и сказал: 'Тебе-то все равно, а как мне теперь с этим пиджаком? Я тебе оставлю, а в отеле до завтра почистят'. Утром все в холле ждут выхода Де Ниро. Появляется сияющий актер и на плечиках несет мой пиджак: 'Вот, Вася!' Я, конечно, знал, что просьбу он воспримет адекватно.

- Стивен Сигал, наверное, совсем другой?

- Стивен Сигал нравился мне в кино, а в жизни он абсолютно отмороженный, с восточным колоритом.

- Может, у него с вами просто не сложилось?

- Ну да! Зато у него с чеченцами сложилось! Я чуть не устроил третью чеченскую войну в 'Шереметьеве'! Когда мы его встречали в 'Шереметьеве' в ВИПе, там уже сидели крепкие чеченцы: 'Мы встречаем Стивена Сигала!' Я сказал: 'Встречайте! Но чтобы вас не было на выходе, когда мы выйдем к журналистам. Через 100 метров я остановлю лимузин - берите его к себе'. Он был мнительный, скрывался от какой-то мафии, ему предложили защиту, а также финансировать фильм. И весь последующий его визит я занимался тем, что разруливал эту проблему. Он захотел даже к Путину поехать с чеченцами. Это был детектив, когда я подъехал к Ново-Огареву и ждал, пока Сигала пересадят в мой лимузин. Потому что туда должен был везти его я. Если бы охрана увидела много чеченцев, могли и огонь открыть.

- А Тарантино чем-то удивил?

- Когда человек, снявший 'Криминальное чтиво' и сыгравший в 'От заката до рассвета', сходит с трапа самолета и говорит: 'Моя мечта - побывать на могиле Пастернака', - это производит впечатление. Меня приглашали преподавать в американских университетах - там студенты по семестру изучают Пушкина! Кто-нибудь здесь семестр Пушкина изучает?

В этот момент наш интеллектуальный разговор прерывается звонком мобильника - маршем 'Прощание славянки'. Вася не успевает подойти, и 'Прощание' вновь прерывает интервью. 'Не успел, Ренаточка!'.
Рассматриваю фото белокурой звезды на стене.

- У вас с Ренатой роман?

- Был, возможно, односторонний.

- Ренатин ребенок не ваш?

- С какой стати? Это ребенок Ренаты, к которому я трепетно отношусь. Мы с Улей Литвиновой даже вместе снимались. Я вообще очень люблю детей своих знакомых. Обалденно отношусь к Науму, сыну Ольги Будиной, с которой у нас был феерический роман.

- А звезды с другого полушария? Бывало, когда возникали взаимные симпатии?

- Безусловно. У меня был роман с Настасьей Кински. Я не говорю про турецких актрис, я влюбился в свое время в Ташкенте в турецкую актрису Итир Эссен, худенькую, как тростинка, видимо, сказалось влияние нашей белогвардейской эмиграции, высокую блондинку с голубыми глазами. Учитывая, что наше интервью могут прочесть другие девушки, скажу лишь, что дело ограничивалось обменом культурными ценностями. В одну нашу актрису влюбился турецкий продюсер, который попросил: 'Вася, если ты мне поможешь, то и я тебе поспособствую'.

- Прекрасная профессия - быть переводчиком звезд.

- Меня как-то пригласили на 'Эхо Москвы' на передачу о выборе профессии. И Паша Палажченко, переводчик Горбачева, сказал: 'Профессия переводчика такая интересная, я вижу какое-то слово и сразу записываю его в карточку, лезу в словарь, выписываю его значение. У меня так много карточек!' Я говорю: 'Я понимаю, сколько людей Паша сейчас отвадил от этой профессии, поэтому скажу другое: а слабо таскаться по международным фестивалям и крутить романы с актрисами - вот это бонус профессии переводчика'.

- Одной из древнейших и, наверное, вечных.

- Так это же слова Гринуэя. Проститутки, гробовщики и переводчики - вечные профессии. Но, побывав здесь, он сказал: 'Есть еще и четвертая - это охранники'.

- Как завязался ваш роман с Гринуэем?

- Роман! Вы скажете! Видимо, наблюдая за тем, как я перевожу, он что-то увидел полезное для себя. В фильме есть эпизод, который построен на антипереводе: я перевожу совсем не то, что говорят герои. Несу свою околесицу. А все думают, что они общаются.

- Вам кто-нибудь позавидовал, что Гринуэй пригласил вас в свою картину?

- Все оставшиеся актеры позавидовали. Он меня пригласил и на следующую серию. Кроме меня снимались Стеклов и Булдаков. Выяснилось, что оба были в завязке. Я страдал немерено, и, если бы не моя любимая девушка Амалия Мордвинова, на тот момент Гольданская, я бы сошел с ума.

- С Амалией у вас тоже был роман?

- Мы просто хорошо относились друг к другу.

- А вы не хотите написать мемуары?

- Я не могу этого сделать, потому что писать надо все, но я же не Кончаловский и не могу быть беспощадно откровенным.

- Была ли в вашей жизни безответная любовь?

- Через раз, потому что я влюбляюсь в каждую вторую девушку и лишь каждая четвертая отвечает мне взаимностью. Даже не так. Я влюбляюсь, если чувствую, что просто надо. Самое обидное, что, когда проходит период влюбленности, она перестает меня любить. Все было и вдруг не стало. Но ты прекрасно понимаешь, что сам привел ее к этому: тебе становится скучно, ты избегаешь встреч, после чего она тебя бросает и начинает ненавидеть. Тут у тебя снова вспыхивает, но поздно - калитка захлопнулась. Непростая мужская жизнь.

- Роковой мужчина Василий Горчаков.

- Это они все роковые. Я просто жертва.

-----------------
Московский Комсомолец
от 29.01.2007

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кино в Авторском переводе Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 1 [только новые]


Nick
WideScreen




Пост N: 6526
Зарегистрирован: 17.05.05
Откуда: Россия , Москва
Рейтинг: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.09 16:52. Заголовок: ВАСИЛИЙ ГОРЧАКОВ ht..


ВАСИЛИЙ ГОРЧАКОВ



Наталья Мазур : Одни актеры мечтают сняться у Питера Гринуэя, другие не смеют даже об этом и подумать, а Василий Горчаков, не имеющий к актерству никакого отношения, запросто дебютирует у знаменитого режиссера.

Василий Горчаков : Если на то пошло, у меня это не дебют. В тринадцать лет я сыграл главную роль в фильме М.Федоровой 'Большие и маленькие'. В соседнем павильоне снималось 'Королевство кривых зеркал', где я подрабатывал по десятке - учил попугая говорить. В общем, это была такая детская сказка. Самое интересное, что потом посыпалась масса предложений. Когда меня уже утвердили на новую картину, я нахулиганил в школе, и родители запретили мне сниматься. Вот так прервалась моя актерская карьера.

Н.Мазур : Вы сделали карьеру как профессиональный кинопереводчик. И это основное ваше занятие?

В.Горчаков : Я перевел более пяти тысяч картин на видео. Меня по голосу узнают даже таксисты. Но сегодня я все-таки журналист. Вот уже больше пяти лет работаю на нескольких американских русскоязычных радиостанциях, возглавляю международный отдел телекомпании 'Арт', активно занимаюсь продюсерскими делами, связанными с иностранными компаниями. А с другой стороны, да, конечно, я - переводчик.

Н.Мазур : Это и помогло вам познакомиться с Гринуэем?

В.Горчаков : Он приехал в Москву и на кинофестивале студенческих фильмов 'Святая Анна' провел мастер-класс: рассказывал молодым кинематографистам о своем видении кино, называл себя великим провокатором. Я излагал его мысли по-русски. Потом мы поехали в кафе 'Пушкин', где продолжили этот живой диалог, но уже с актерами, которые думали, что будут сниматься у Гринуэя (кстати, ни один из них не попал на эту картину). И там он вдруг сказал: 'Василий, представь себе, что двое лежат в постели, он говорит: 'Я хочу тебя', она говорит: 'А я хочу тебя'. А ты стоишь позади, как всегда со своей невозмутимой кислой мордой, и все за ними повторяешь на другом языке. Я даже не знаю, на каком языке говорят они, а на каком - ты, но все это могло бы быть интересно'. На что сразу взвился продюсер Саша Михайлов: 'Нет, нет, нет, об этом ты даже не думай. Актера мы можем взять любого, а Горчакова мы не потянем, он много берет за свои услуги'. Все рассмеялись, на том все и закончилось.
А потом на 'Кинотавре' под жарким южным солнцем я оказался за столиком опять же с Сашей Михайловым, и он вдруг говорит: 'Знаешь, идея-то получила продолжение. Гринуэй хочет видеть тебя на съемках, хочет написать для тебя какую-то роль. Как ты к этому относишься?' Как я могу к этому относиться? Я авантюрист, всегда готов ввязаться во все что угодно. Мне скажут, что нужно прыгать с лошади, я прыгну. Сыграть то-то? Пожалуйста, сыграю.

Н.Мазур : Себе в удовольствие?

В.Горчаков : Конечно! Я же не думаю, что оставлю свой след в киноискусстве. Сказали, что съемки пройдут в Италии - прекрасно! Правда, кто из наших актеров будет сниматься, не было известно. А потом Гринуэй опять приехал в Москву на кастинг и пригласил меня как переводчика. Все, с кем он при мне беседовал, за исключением одной актрисы, в итоге были приглашены. Это была последняя стадия отбора. Все было решено, мы знали, какого числа выезжаем на съемки. Но не в Италию, как планировалось, а в Германию. Думали, что едем на неделю, потом оказалось, что на две.
Очень долго не было сценария. Наконец он появился, на двадцати шести страницах. Гринуэй просил, чтобы все его разговоры с исполнителями шли через меня во избежание разнобоя. У него была своя переводчица, Татьяна Красинская, которая замечательно со всем справлялась. Но в то же время Гринуэй хотел, чтобы был единый канал связи. Поэтому сценарий тоже мне пришлось переводить.

Н.Мазур : Каковы были ваши впечатления?

В.Горчаков : Я к своему ужасу увидел, что в сценарии практически всего две роли - главной героини, которую должна была играть Рената Литвинова (она уже был а утверждена), и странного человека по имени Гидеон-Олаф-Петр-Орлов. Как герой сам поясняет в тексте, его так назвали в честь нескольких именитых персон. Гринуэй считал, что для русского человека Гидеон - это прежде всего святой, Орлов - любовник императрицы, Петр, соответственно, император, а Олаф - это простое крестьянское русское имя. В ходе съемок мне удалось Питера переубедить, и Олафа поменяли на Степана. Этот персонаж должен был стать как бы медиумом для героинь, которых играют русские актрисы. Главная героиня - графиня Констанция Гулицкая, эмигрантка, русская аристократка или женщина, которая изображает из себя русскую аристократку. В то же время она - Артемида, или Диана, женщина-наездница, близкая к природе, олицетворяющая женственность, противостоящую грубому мужскому началу. А сопровождают Констанцию ее товарки: музы не музы, нимфы не нимфы, амазонки не амазонки, но героини, каждая из которых воплощает некий сакральный смысл. Кстати, до того как Гринуэй отобрал актрис, у него не было окончательного варианта сценария.

Н.Мазур : То есть он писал роли на конкретных актрис?

В.Горчаков : Да, но основываясь на том архетипе, который себе представлял. Скажем, герой, которого я играю, - такой долговязый, мрачный тип, ироничный, себе на уме, искренне сочувствующий этим девушкам и в глубине души их презирающий. Он пытается им услужить и одновременно навязать свою волю. Отсюда эта игра с переводом. Девушки общаются с главным героем Тулсом Лупером, который в одном из эпизодов, где мы снимались, оказывается прикованным к машине не кого-нибудь, а Рауля Валенберга (дело происходит в Чехословакии в 1945-1946 годах - Гринуэй сам путался, в каком именно). Словом, девушки рассказывают ему свои истории. На съемочной площадке никакого Тулса Лупера не было: это был виртуальный персонаж, обращаясь к которому, все смотрели в камеру. За камерой сидел Питер Гринуэй и сам произносил все реплики за героя. Он не только потрясающий режиссер, но и замечательный актер. Он проникновенно произносил текст, чем очень нам помогал. Он знал, какое настроение необходимо задать, его реплики провоцировали нас взять тот или иной тон.
Так вот, мой персонаж общается с Тулсом Лупером по-английски, девушки говорят по-русски, и все это сводится через меня. Питер говорит по-английски, а я дублирую его по-русски. Они говорят по-русски, я, соответственно, перевожу ему на английский. На самом деле я не переводил в точном смысле слова. То есть они говорили одно, я - другое, иногда мог сказать: 'Это вообще не переводится'. Кроме того, постоянно шел закадровый комментарий - его тоже произносил я.

Н.Мазур : Интересно, сказались ли индивидуальные особенности актрис на характерах, выписанных Гринуэем?

В.Горчаков : По-моему, все находилось в полном соответствии. Героиня Литвиновой, графиня Констанция, постоянно присутствует в кадре и задает тон. Она - эфемерная Диана, жесткая и ранимая, немного сумасшедшая, в общем, очень похожая на Ренату. Лариса Гузеева играет кухарку, чья жизнь протекает на кухне. Надо сказать, что история, которую каждая героиня рассказывает о себе, связана со всякими плотскими утехами и перетекает из одного века в другой. Соответственно, Лариса Гузеева свой рассказ облекала в грубую кухонную форму. Кристина Орбакайте по тому странному сценарию, который придумал Гринуэй, - дочка кухарки, прачка. Это несколько испорченное создание и в то же время дитя. Белизна ее белья, скажем так, в противофазе с ее низменными утехами. Ира Бразговка - секретарь-домоправительница, сухая, чопорная дама (в сценарии в скобках написано 'синий чулок'). Она не чужда литературе, пописывает в какие-то журналы. Хозяин поместья, по ее рассказам, соблазняет ее стихами и обещанием свозить в Париж, других женщин он имеет либо на кухонной плите, обжигая зад, либо в гладильной комнате и т.п.

Н.Мазур : В какой момент появился тот вариант сценария, по которому шли съемки?

В.Горчаков : Знаете, все девушки жутко обиделись, потому что сценарий они получили то ли в самолете, то ли после приземления в Германии. Могу объяснить, почему произошло именно так. Продюсеры фильма боялись, что кто-то из актрис может отказатъся от съемок, поскольку у всех, кроме Ренаты, было по две-три реплики. Ведь все думали, что раз едут сниматься у Гринуэя, то будут монологи типа леди Макбет, страсти и прочее. А на самом деле ничего подобного. В какой-то момент Гринуэй почувствовал их обиду и в середине съемок написал актрисам по монологу. В этих монологах он как бы еще раз подчеркнул особенности каждого образа. Он и мне хотел написать монолог, но я замахал руками, отказался: мол, спасибо, мне и без того хватает.

Н.Мазур : Кстати, ответы актрис на вопросы Гринуэя во время кастинга, судя по всему, во многом определили их будущие роли. А как было с вами?

В.Горчаков : Он меня ни о чем не спрашивал. Только порадовался, когда узнал, какое место в моей жизни занимают лошади. Это, видимо, ложилось в его представление о персонаже, которого мне предстояло сыграть.

Н.Мазур : Вы наездник-любитель?

В.Горчаков : Лет с тринадцати я занимался пятиборьем, которое, как известно, включает в себя конкур, - скакал на лошадях, брал препятствия. Совершенно случайно, уже в зрелом возрасте, будучи переводчиком, в сборной страны по хоккею познакомился с человеком, который занимался каскадерством вместе с известным нашим режиссером Любомудровым, постановщиком 'Первой Конной'. Он взял меня с собой в качестве 'мартышки', то есть человека, который расписывается в гонорарной ведомости и для вида сидит на лошади. Ну, я сел на лошадь. Каскадеры поскакали - и я поскакал, они прыгнули - и я прыгнул, они сделали подсечку - и я сделал подсечку. Выяснилось, что делаю все не хуже их, и с тех пор я стал каскадером. Десять лет проработал на 'Мосфильме', дослужился до постановщика трюков, сделал около двадцати фильмов. Среди больших постановочных картин - 'Поговорим, брат', 'Пугачев', 'Али-Баба и сорок разбойников', 'Кто заплатит за удачу', 'Шальная пуля'. На 'Ларце Марии Медичи' я уже был постановщиком конных трюков. В этих картинах были у меня и эпизодические роли, к примеру, я сыграл белогвардейского офицера, которого 'красиво' подстрелили и он упал между ног 'вороного коня'. Конечно, теперь я не тот каскадер, каким был, но все же опыт пригодился на съемках у Гринуэя. Я посадил всех девушек на лошадей, посмотрел, как они ездят. К счастью, лошади были хорошие, послушные, дрессированные, поэтому не было никаких проблем.
Удивительно, как там умеют работать, качественно все организовать! Был момент, когда на съемочной площадке было двадцать лошадей, и не было никакой паники, неразберихи. Более того, Гринуэй поставил музыку, некий вальс, и свет крутился, как на дискотеке, это совершенно фантасмагорическое зрелище! Такое впечатление было, что танцуют не только девушки, но и лошади.

Н.Мазур : Вы тоже снимались каждый день?

В.Горчаков : Да, и то мы с трудом уложились. А в принципе, Гринуэй был доволен. Организовано все было потрясающе. Каждый день мы получали вызывной лист, где было четко указано, кому где находиться и когда повезут на съемочную площадку. Пока ставили кадр, у нас был легкий завтрак. Потом мы одевались в костюмы, шли на площадку. Далее обед, опять съемка. По действующим профсоюзным законам съемка не могла продолжаться после семи часов вечера. Вечером нас ожидал легкий ужин с вином и пивом вместе со всей группой во главе с Гринуэем, что крепило творческие узы, после чего мы уезжали в гостиницу.

Н.Мазур : Что собой представляла группа?

В.Горчаков : Если построить пирамиду, то все выглядело так: Гринуэй, за ним операторская и продюсерская группы, в основном из голландцев, поскольку Питер сейчас живет в Голландии. Со многими он работает не впервые, все переходят из одной его картины в другую. Была большая группа венгров: костюмеры, администраторы, помощники по актерам, заведующие площадкой. Наконец, немцы непосредственно со студии, где проходили съемки, - осветители, техники и т.п. Ну и наша русскоязычная группа. Между всеми членами съемочного коллектива были очень ровные и равные отношения.

Н.Мазур : Как работалось с Гринуэем?

В.Горчаков : Думаю, всем присутствующим на съемках, в том числе и нашим замечательным актрисам, прошедшим большую школу работы в отечественном кинематографе, есть с чем сравнивать. Это было удивительно! Режиссер никогда не повышал голос. Когда мы, усталые, приезжали в гостиницу и он говорил: 'А не хотите ли порепетировать?' - ну кто мог отказать?! И вот мы уже все вместе читаем, как в театре, сцену, которую предстояло снимать на следующий день. Он говорил: давайте, мол, просто прогоним текст, чтобы вы его почувствовали, чтобы он у вас отскакивал от языка. Потом предлагал: 'Попробуем чуть-чуть поиграть'. И каждый раз повторял, что все было прекрасно, или - было замечательно, или - лучше не бывает, но для меня лично сделайте здесь это, а вот здесь - это. Он постоянно давал понять, что каждый из нас справляется с работой, что все хорошо, что идиотов среди нас нет. Но в то же время он достаточно твердо подталкивал каждого к тому, что нужно ему. Начинаешь с одной интонации, жеста и вдруг неожиданно для себя делаешь так (сам бы никогда не додумался), как он уже давно задумал.

Н.Мазур : Вы это поняли уже потом, после съемки?

В.Горчаков : Да, конечно. А поначалу все очень радовались, думали, что делаем все гениально. Когда вся эта восторженная муть осела, стало ясно, что для него актеры - это составляющая, но ни в коем случае не главная часть кинематографического процесса. Свет, ракурс съемки, декорации, костюмы так же важны для него, ведь он по первой профессии и по складу характера - художник. Актер - это только мазок на полотне, еще одно выразительное средство. Гринуэй, конечно, не Хичкок, который считал, что актер хуже реквизита, потому что реквизит куда поставил, там он и стоит, а актер еще ходит, его надо все время направлять. Ну а Гринуэй... При всей его обходительности, необыкновенной интеллигентности и качествах истинного джентльмена он суровый властитель, властитель судьбы своего произведения. И то, что ему нужно, он выкачает и из актера, и из лошади, и из декорации.

Н.Мазур : Вы имели представление о замысле в целом?

В.Горчаков : Гринуэй рассказывал о нем. Для него, например, чемоданы - 'чемоданы Тулса Лупера' - это тот опыт, тот груз прожитых лет, что есть у любого человека. И через ситуации, в которые попадает герой фильма, проходит тоже каждый. Тюрьмы, в которых он оказывается, - метафора обстоятельств жизни. Это может быть камера с решетками, финансовая или какая-то другая зависимость - любовная, сексуальная. И на примере всех этих странных, порой подчеркнуто гиперболизированных, даже фарсовых ситуаций Гринуэй хочет показать разные спектры человеческого универсума. Это все он сам мне рассказал.

Н.Мазур : Удовольствие, интерес, приятное общение, необычная атмосфера... А были ли какие-то проблемы, сложности?

В.Горчаков : Мне было легче всех, я - непрофессионал. А девушки наши, конечно, комплексовали. Ну еще бы - работать с таким режиссером! Они увидели, наверное, жуткую разницу, сравнив наших режиссеров и Гринуэя. Он другого уровня человек. Естественно, они все были влюблены в него, как в Учителя, гуру, носителя недостижимой культуры. Понятно, что им хотелось преподнести себя в наилучшем виде. Кстати, меньше всех страдала Кристина Орбакайте. Переживала, конечно, по разным причинам, но внешне казалась очень спокойной. Ирина Бразговка волновалась, было видно по глазам, хотя это никак не отражалось на ее работе. Рената... Рената - само откровение. Как она справилась со своей очень непростой ролью! Ведь остальные характеры все-таки были одномерные. Рената -- это что-то неземное, просто богиня.

Н.Мазур : Она любит повторять: 'Я не актриса'.

В.Горчаков : Она прирожденная актриса, ей ничего не надо делать. Ей надо войти в роль, и у нее все получается. Она не играет, но совершенно становится такой, какой должна быть, какой хотел ее видеть режиссер. Она поразила Питера. Лариса Гузеева сильно нервничала. Она постоянно на репетициях говорила: 'А можно я сделаю вот то-то, а можно я вот так скажу?' 'Это очень нужно, хорошо, что вы поняли мой замысел', - говорил Гринуэй.
Вообще, Гринуэй умеет сказать нечто такое, что каждый думает, что он лучше всех. Это тоже хитрая режиссерская манера диктатора. Когда мы - в нашем узком кругу, естественно, - разговаривали о нем, то пришли к выводу, что он мог бы быть лидером секты и за ним бы пошли люди, отдавая все. И мог бы быть политическим деятелем, потому что обладает невероятной харизмой.

Н.Мазур : Он человек многословный?

В.Горчаков : Такое впечатление, что он употребляет ровно столько слов, сколько нужно для дела, то есть упрекнуть его в пустословии нельзя. А то, что он говорил, хотелось слушать и слушать, все открывали глаза и уши. Опять же нельзя сказать, что он тратил свое красноречие попусту. И на съемочной площадке он никогда не пускался в долгие объяснения. У нас не получилось того прямого контакта, который он мыслил, полагая, что все общение пойдет только через меня. Я был постоянно в кадре. А он сидел у монитора, далеко. Поэтому мы общались через Таню Красинскую. Она приходила и передавала нам его пожелания и комментарии. 'Он сказал, что это чудесно', - говорила Таня. Причем тоже с восторгом.

Н.Мазур : Было ощущение, что он впустил вас в свой мир? Или сохранялась дистанция?

В.Горчаков : Он впустил нас в свой мир ровно настолько, насколько это было необходимо для работы. А мы с ним вели долгие разговоры отдельно. Его интересуют, например, вопросы русского языка. Какие слова приемлемы, какие нет, какие в тот момент в России пели песни... Надо сказать, что собственно реальность его не очень волнует. Вот ведь ходил же он в гимнастерке с орденом Ленина и орденом Александра Невского, с какой-то перевязью полуказачьей, в полупехотном обмундировании... Мы в какой-то мере были куклами в его театре марионеток. И, конечно, все мы очень волнуемся: что получится в результате? Он показал нам смонтированный кусочек предыдущего материала, который всех напугал. Экран дробится, один персонаж просто двоится в глазах, произносит одну и ту же фразу несколько раз, причем несинхронно. Думаю, нас ждет много сюрпризов, приятных и не очень. Единственное, что утешает: часть действия, которое происходит в XVII веке, в английском поместье, - это как бы оживающие картинки. Был некий английский художник, который написал пятьдесят пять конных портретов. Серия представляет собой прогрессию - от первого шага на лошади до того, что теперь мы называем 'оргазматическим полетом', когда всадник и лошадь сливаются в едином порыве. Картины действительно существуют, и Гринуэй уже написал книгу по этому поводу. Он даже говорил нам, что после этого фильма, возможно, снимет 'расширение' той экранной истории, в которой мы принимали участие. Девушки наши воспряли духом, они думают, что он снова пригласит нас для осуществления своего нового замысла. Обнадеживает еще и то, что костюмы были настолько богатые, вкусные, что вряд ли их делали лишь для промелька в кадре или для фона.

Н.Мазур : У вас с Гринуэем были свои тайны?

В.Горчаков : Безусловно, но, не углубляясь в подробности, не раскрывая секретов, могу сказать, что он постоянно комментировал мои действия на площадке. Он говорил мне: 'Ну надо же, видно, как ты всех девушек любишь, как ты их уговариваешь, помогаешь. Вась, а ты не мог бы что-нибудь сделать, чтобы она, когда говорит, что любит лошадь, действительно ее любила?' Или: 'Она хорошо сидит, но пусть сядет вот так, скажи, что это надо с кавалерийской точки зрения'. Какие-то недостатки он подмечал, но просил меня не говорить, что это он сказал, явно не хотел восстанавливать против себя актрис даже неловким словом. Он знал, что лаской, нежностью мог добиться чего угодно и не хотел терять контакт.

Н.Мазур : Может быть, просто он человек мягкий?

В.Горчаков : Он мягко стелет. Но то, что он располагает к себе, - безусловно. Ведь 90 процентов режиссеров думают о конечном результате, о своем имидже, о чем угодно, но только не о самочувствии актеров, их настроении. И часто на этом проигрывают. Можно заставить актера что-то сделать, но будет видно, что он сделал это из-под палки или не в полную силу. Тем более - актриса. Женщину ведь можно соблазнить. Можно, конечно, и силой взять, но это совсем другое.

Н.Мазур : И Рената, и Кристина, когда рассказывали о Питере, все время повторяли, что он гений.

В.Горчаков : Во-первых, я не стал бы навешивать ярлыки. Во-вторых, о человеке, с которым общаешься, сидишь каждый день за столом, с которым говоришь и о великом, и о малом, трудно сказать, что он гений. Таких методов работы и таких результатов, как у него, я не видел. Все, что он сделал, безусловно, очень интересно. Может быть, вот такой он, европейский гений. В Америке его не понимают. Большинство у нас, даже те, кто говорит, что он великий режиссер, тоже не понимают.
Он сложный человек. Если заглянуть под мантию доброго волшебника, скорее всего там свои тараканы, свои комплексы, которые он очень здорово маскирует. Но великий художник - назовите любого - это не Сайта-Клаус. Гринуэй не ужился в Англии, решил, что его не понимают на родине. Переехал в Голландию. В его группе, кроме актера, которого он уже прежде снимал, не было ни одного англичанина. Человек как бы добровольно отправил себя в изгнание.

Н.Мазур : А если он был доволен, как это проявлялось?

В.Горчаков : Говорил: это лучшие впечатления в его жизни, никогда не думал, что столкнется с такими талантливыми людьми, это замечательно. Ирину Бразговку очень хвалил, когда она спела. То есть 'ежовые рукавицы' и всегда морковка в руке.

Н.Мазур : Из ваших рассказов следует, что актеров он больше выделял, чем остальных участников съемок.

В.Горчаков : Абсолютно во всем были соблюдены пропорции. Когда свет был установлен, кадр выстроен и в павильоне появлялись актеры - да, он начинал заниматься актерами. Но еще раньше он все со всеми решил и обо всем договорился. Он же снимал десятью камерами, и перед ним было несколько мониторов, а экран каждого монитора 'разбит' на десять кусочков. Кстати, забыл у него спросить, почему изображение с одной камеры было перевернуто вверх ногами. Впрочем, Гринуэй с самого начала предупреждал: фильм будет не похож на остальные, кадр будет ломаться, будет несколько кадров в кадре плюс вариоэкран, 'Чемоданы' можно показывать на стенах домов и т.п.

Н.Мазур : Вы могли задать ему любой вопрос, если вам что-то было непонятно?

В.Горчаков : Безусловно. Он всегда отвечал обстоятельно, никогда не отмахивался. Это тоже один из его способов расположить человека - продемонстрировать ему свое уважение.

Н.Мазур : Как вы расстались?

В.Горчаков : В последний день съемок, под конец смены, я уже засыпал от усталости. 'Вы тут продолжайте. Василий, сиди, держи себя в руках', - сказал он и куда-то исчез. Час со мной еще возились, снимали десятью камерами, а когда, отснявшись, я вышел в коридор, выяснилось, что он уже уехал. Вот и всё. Он говорил: 'Вот вы мне не верите, что кино умерло. А ведь мы все скоро останемся без работы. Уже на подходе технологии, которые позволят снимать актеров без актеров. Кино моментально будет транслироваться из одной точки планеты в другую. Технологии просто все вытеснят. Возьмите историю искусств. На каком-то этапе одно из искусств является наиболее доступным, все без ума от него, а потом оно отходит на второй план и становится раритетом, уже не массовым искусством. То же самое будет и с кино. Что придет на смену, пока не ясно, но явно, что это связано с информатикой. Кристина, вы - певица, вы же знаете, что никто вживую скоро петь не будет. А вас, актеров, тоже заменят. Единственный, кто из вас может не беспокоиться о будущем, - это Вася, потому что люди никогда не научатся без знания языков общаться друг с другом. Вообще, единственные три профессии, которые всегда будут востребованы, - это переводчики, проститутки и гробовщики'.

Н.Мазур : Василий, вам приходилось наблюдать много знаменитостей, и Питер Гринуэй - один из них. Ваше резюме?

В.Горчаков : Да, Гринуэй возник в моей жизни на определенном фоне. Совершенно ясно, что он стоит особняком, отдельно от всех.

---------------
По материалам журнала "Искусство кино", ?4, 2003 г.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ВАСИЛИЙ ГОРЧАКОВ

Криминальный голос



Мы знаем их по голосам. И голос заменяет всё: взгляд, одежду, биографию, даже имя.
Это и закономерно - поскольку они переводят видео
Три переводчика - синхрониста 'делают погоду' сейчас в Москве: Леонид Володарский,
Андрей Гаврилов и Василий Горчаков. Василий Горчаков согласился на встречу.

Первым делом - естественное любопытство - я спрашиваю, приходилось ли ему давать объяснения 'органам'? Ведь голо, как товарный знак, неразлучен с кассетой.

- Последний раз вызывали года три назад.

- Милиция искала криминал - получение 'нетрудовых доходов', а госбезопасность - организованную систему проникновения видео в страну, но я, как видите,
жив - здоров.

Спрашиваю Василия об отце.
Это от него досталось редкое отчество - Овидевич. Ещё до нашей встречи я вспоминала:
Овидий Горчаков - праобраз майора Вихря, героя одного из ранних романов Юлиана Семёнова,
Партизан, разведчик второй мировой. Сам автор нескольких книг, в том числе и о разведчиках.

- Был синхронным переводчиком Сталина, Хрущёва, - добавляет Василий. - Так что,
можно сказать, профессию получил по наследству.

- Легко давался язык?

- Как вам сказать: Наверное, и первое в своей жизни слово 'мама' я тоже произнес
по-английски. - Он засмеялся, перехватив мой взгляд. - Нет, не из соображений конспирации.
Мать тогда училась в вузе, где язык стоял на первом месте. Ей надо было практиковаться.

Вот они с отцом и договорились по-русски дома ни слова.Ну, а вместе с ними невольно 'практиковался' и я.
На какой из кассет я уже слышала эту слегка ироничную интонацию? 'Звёздные Войны'?
'Полицейский из Беверли Хиллс'? 'Из России с Любовью'?

- А вам не завидовали сверстники? Всё же отец-герой.

- Конечно же, я любил рассказывать об отце, дома хранились его награды, боевое
оружие. Это подстёгивало воображение. Ну и придумывал кое- что 'от себя', не без этого.
А завидовать, нет, не завидовали.
По- моему, мы таких чувств и не ведали. Кроме того, были в нашей 122-й московской школе
дети, родители которых занимали куда более высокое общественное положение. Представьте,
я сидел за одной партой с внуком Сталина Василием-сыном Василия Сталина и дочери
маршала Тимошенко. Жила их семья не очень счастливо, как мне казалось.

Четыре школы сменил Василий Горчаков. Об этом надо упомянуть хотя бы потому, что
в одной из них имел 'три' по английскому. Он и сейчас считает, что просто говорил слишком быстро для учительницы. Зато у той был 'железный' довод для матери : 'А зачем ваш сын суёт
ноги в парту?'
Самостоятельная жизнь поначалу складывалась бурно. Окончив школу в 1968 году, Горчаков был где попеременно, где одновременно студентом и курсантом трёх вузов, освобождённым
комсомольским секретарём Щепкинского театрального училища, каскадёром 'Мосфильма'
'Покрестил' в переводчики Леонид Володарский. На Московском Международном
кинофестивале 1971 года предложил заменить его на одном из просмотров. Картина, помнится,
называлась 'Тройное Эхо'. Спустя четыре года Горчаков перевёл и первую видеокассету,
сейчас её название уже забылось.

К нынешнему дню, по его собственным прикидкам переведено более тысячи видеофильмов,
среди них 'крамольные': 'Крёстный Отец', 'Москва на Гудзоне', 'Последнее Танго в Париже', 'Казанова', 'Терминатор', 'Коммандо'.

Поражаюсь уверенности и независимости моего собеседника, ведь за многие из этих фильмов
видеолюбителей судили, конфисковывали аппаратуру. К счастью, голос конфисковать невозможно.
Сейчас Василий Горчаков - член гильдии кинокритиков, советник-консультант Американо- Советской Киноинициативы. Часто бывает в США по делам АСК. А осенью этого года будет
читать курс лекций в Университете штата Южная Каролина.

Рассказчик он интересный, и слушать его будут в американской аудитории, думаю, с таким же интересом, как и в советской. С той разницей, может быть, что среди наших студентов, выросших в эпоху видео, многие, ловя знакомые интонации, стали бы напрягать память: где же я слышал этот голос?

-------------------------
По материалам издания 'Видео Асс' за 1990 год
ЕЛЕНА ПРУТКОВА


---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ВАСИЛИЙ ГОРЧАКОВ



В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Василий Горчаков, киновед, переводчик-синхронист, специалист по творчеству Альфреда Хичкока.
Эфир ведут Сергей Бунтман и Вита Рамм.


СБ: Сегодня праздник - сто лет со дня рождения Альфреда Хичкока. Первое, что нам надо сделать, - это сорвать всяческие маски и разоблачить несколько штампов и, на мой взгляд, больших заблуждений, которые существуют по поводу Хичкока. Первое - фильмы ужасов.

ВГ: Да, почему-то сложилось такое мнение, - видимо, потому, что многие Хичкока в свое время не видели и читали о нем только в нашей прессе, - что Хичкок - "отец" фильмов ужасов, что от него пошла и разрослась генерация "ужастиков", которые так полюбились нам с приходом видео. На самом деле, это не так. Хичкок, конечно, пугал своих зрителей, но пугал не видом отрубленных голов, внутренностей или какими-то инопланетными существами. Он пугал их обычной реальной жизнью, которая подчас оказывалась страшнее, чем все, что может придумать здоровая или нездоровая фантазия. Творил он, скорее, на пересечении не одного, не двух, а даже больше жанров. Прежде всего, это тот пресловутый, который мы никак не можем перевести достойно, "suspense" - "ожидание". Но это скорее не "ожидание", а ?

СБ: Зависание такое, да.

ВГ: Неуклюже, но довольно точно выразился обозреватель газеты "Известия" Китин - "напряг".

СБ: Между прочим, он не так далек от истины.

ВГ: С одной стороны, этот "напряг", с другой стороны, триллер. Триллер - это почти то же самое, но здесь еще примешано большое количество активного действия. Это как бы интеллектуальный боевик, где важно не кто кого перестреляет, а кто кого передумает, перехитрит, "переинтеллектуализирует". И, наконец, это тоже фильм действия - либо детектив, либо шпионский детектив. Вот во всех трех этих жанрах Хичкок и выстраивал свои подчас очень хитроумные схемы.

СБ: Детектив - тоже сомнительная штука, в применении к Хичкоку. Хичкок миллион раз говорил сам, с каким недоверием и страхом он относится к полиции. А какой детектив без полиции?

ВР: У меня очень простой вопрос, когда я думаю о Хичкоке. В чем величие Хичкока?

СБ: Если оно есть. Для многих это сомнительно.

ВР: Можно ли сказать "великий"?

ВГ: Если мы возьмем ту группу жанров, которую мы сейчас обрисовали и отграничивали, то просто лучше него в этом никого нет.

ВР: Т.е. ему не нужно было ни компьютеров, ни массы жижи, имитирующей кровь, - у него черно-белое кино вначале. А что бы он делал, если бы у него был компьютер?

ВГ: Это можно себе слегка представить, если мы посмотрим его последние фильмы, в частности, не самый последний фильм "Птицы". Там уже снималось с помощью достаточных эффектов. Сразу скажем, что это не испортило картины, как это часто бывает. Но не надо считать Хичкока ретроградом, не надо забывать, когда он творил. Он же еще начинал в немом кино, а его первая звуковая картина была признана самой удачной британской картиной. Это "Шантаж". До этого картины были ужасные, и в Англии сомневались, нужен ли нам этот звук и разговоры. А Хичкок первый снял картину, которая показала, что говорить все-таки надо.

ВР: У Хичкока снималось столько актеров. Это была честь или вынужденный заработок? Или он приглашал только очень хороших актеров?

ВГ: Хичкок и актеры - это отдельная страница его жизни и деятельности. Это были поистине отношения любви и ненависти. Актеры ненавидели Хичкока, но шли к нему радостно сниматься, потому что любой его фильм означал успех. Сам Хичкок говорил: "Даже мой самый неудачный фильм обязательно становится удачным через год и приносит деньги". Актеры это понимали. Кроме того, существует инерция. Если он снял актера А, В и С, то остальные по алфавиту стояли в очереди и пытались проникнуть к нему. Мне удалось поговорить с одной актрисой, которая снималась у него в далеком 1955 году. В этом году, как вы знаете, в Москву приезжала Ширли Маклейн, и она поведала леденящую душу историю, как она, совсем молодая девочка, это первая ее роль в кино, пришла с широко раскрытыми глазами увидеть этот замечательный, неповторимый мир, а вместо этого увидела довольно странного толстого человека, который смотрел совершенно мимо нее, сквозь нее и просто говорил: "Вот отметка "А", Вы выходите на отметку "А", поворачиваетесь на отметку "В", потом на "С" и уходите". Она говорит: " А что я должна сыграть?" Он говорит: "Выйдите, повернитесь, сделайте". Она вышла, повернулась, сделала. А он говорит: "Теперь еще раз". И так раз двадцать, тридцать подряд. Хичкок просто сводил всех актеров с ума неимоверным количеством дублей, ничего им не объясняя. А потом садился за монтажный стол, за которым он проводил неимоверное количество времени, и находил именно тот дубль, где актеры непроизвольно сделали именно то, что нужно было Хичкоку.

СБ: На одном из запоздалых чествований Хичкока сделали нарезку из его фильмов. Ему говорят: "Скажите несколько слов о своем творчестве". А он показал пальцем в сторону экрана, где только что была нарезка, и сказал: "Я вам всегда говорил, что ножницы - это самое главное".

ВР: Кстати, он не получил ни одного "Оскара" за конкретный фильм, только за общий вклад.

ВГ: За режиссера - нет. Он номинировался неоднократно, но не получил. Здесь еще есть одна штука с Хичкоком: его обвиняют в очень многих странных кадрах, искажение оптики. Но, например, он никогда не снимал изнутри камина, изнутри холодильника, как это мы видим везде в фильмах, которые считают себя продолжением хичкоковской эстетики. Никогда в жизни у него не было. Дело в том, что он всегда пытался заставить нас, зрителей, взглянуть на что-то под другим, непривычным углом. Но никто из зрителей не сидит в холодильнике!

СБ: Вот именно. Он сам так объяснял.

ВГ: Вернусь к проблеме "Хичкок и актеры". Мне запало в душу одно его высказывание об актерах: "Когда актер хочет обсудить со мной своего персонажа, я говорю: "Это есть в сценарии". Если он продолжает: "Но какова же моя мотивация?", я говорю: "Ваш гонорар". Тут, как говорится, он. И еще одно совершенно хамское высказывание: "Я не говорил, что актеры - скоты, я говорил, что с ними надо обращаться, как со скотом".

СБ: Да, Хичкок не ретроград, но он принадлежит старой Англии, несмотря на то, что он работал, как тренер "Аль Франсе", тоже ворчливый, бурчливый, ненавидящий футболистов. Альфред Хичкок с актерами: Если мы сейчас начнем величайших актеров, от Джеймса Стюарта, Ингрид Бергман, Грейс Келли, кого угодно.

ВГ: Ким Новак, Ширли Маклейн.

СБ: Марлен Дитрих еще. Еще одна вещь: Хичкока пытались воспроизвести, пытались понять, как он сделал что-то. Трюффо допрашивал, как он сделал воду, проникающую в самолет в фильме "Иностранный корреспондент", знаменитая нарезка - сцена в душе, которая даже в Интернете нарезана на все эти кадрики, пытались воспроизвести. Последователи Хичкока есть? Где они, те, кто пытаются его по кадрам? Кстати, "Психоз" последний: было заявлено, что "мы по кадрам воспроизводим всего Хичкока".
Как Вы считаете, есть ли последователи?

ВГ: Я могу назвать только одну, я считаю, удачную попытку воспроизвести: когда в 1955 году сам Хичкок еще раз снял

Кино в Авторском переводе Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 15
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет