АвторСообщение
Nick
WideScreen




Пост N: 6521
Зарегистрирован: 17.05.05
Откуда: Россия, Москва
Рейтинг: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.09 13:11. Заголовок: Леонид Володарский


ЛЕОНИД ВОЛОДАРСКИЙ

Интервью для "Литературной Газеты"

Телевизор бьёт в голову



Звуковой отрывок из фильма " Агенты ФБР " с переводом Леонида Володарского<\/u><\/a>
Слушать ещё<\/u><\/a>

Леонид Володарский широкую известность получил как синхронный переводчик видео- и кинофильмов. Его голос с характерным прононсом знаком миллионам зрителей. Но мало кто знает, что излюбленное занятие переводчика - это чтение. На радиостанции 'Серебряный дождь' он ведёт постоянную рубрику 'Под обложкой'. Он убеждает слушателей в том, что читать - это хорошо, рассказывает о книжных новинках, советует, какие книги необходимо прочесть, а мимо каких можно спокойно пройти.

- Леонид, какие новые возможности открыла для вас работа на радио?

- То, что я делаю на 'Серебряном дожде', - это прямой эфир, а с прямым эфиром ничего вообще не может сравниться. Когда люди пишут мне, что они купили книгу по моему совету и очень довольны, иначе бы они её никогда не прочли, - это мерило моей работы. Когда мне звонит человек и говорит: Леонид, я был в глубочайшей депрессии, но после того, как начал слушать ваши передачи, я из депрессии вышел. Конечно, он ошибается, не из-за меня он вышел из депрессии, но если я ему хоть чуть-чуть помог, значит, всё не зря.

- Как корифей перевода, скажите, что самое главное в профессии переводчика?

- Для того чтобы хорошо переводить на русский, надо хорошо знать русский язык. А как достигается знание русского языка? Чтением. Чем больше ты читаешь, причём не примитивную литературу, а русских классиков, тем лучше. Тогда у тебя есть точка отсчёта. В советское время существовало такое заблуждение, что нам чего-то недодают. Когда шлюзы открыли, выяснилось, что колоссальное количество того, что надо было читать, переведено. Оказалось, что детективы, которые у нас переводились, были лучшими, художественная литература тоже отбиралась самым тщательным образом. Сегодня ситуация в корне другая, качество перевода никого практически не волнует, за исключением издательств, которых можно на пальцах одной руки пересчитать. Я иногда подхожу к развалу, беру переводную книгу, читаю полстраницы и в страхе кладу её обратно. То же самое происходит и в области киноперевода.

- Вы перевели на русский язык свыше пяти тысяч фильмов, превосходно разбираетесь в кино. Как вам кажется, способен ли наш кинематограф выдержать конкурентную борьбу с западной, особенно американской, киноиндустрией?

- Я не критик, я обычный кинозритель, который в силу обстоятельств посмотрел гораздо больше фильмов, чем многие другие. Скажу так: копировать американские технические находки вполне возможно, потому что они не являются собственностью американского кино. Но российское кино должно развиваться, как российское кино. И рассматривать сегодняшнее российское кино в отрыве от советского кино, когда были заложены определённые традиции, глупо. Советское кино, что бы мы про него ни говорили, было профессиональное кино. А сегодня очень часто я смотрю на экран и думаю: парень, где тебя учили? Даже я, любитель, дилетант, понимаю, что так кадр не ставят. Кстати говоря, лучшие сегодняшние российские режиссёры очень многое взяли от советского кино. Происходит переоценка ценностей. Когда Бондарчук снял 'Войну и мир', только ленивый его не лягнул. Год назад я взял DVD и посмотрел его заново - оторваться не мог. Это великий фильм!

- Леонид, одно время вы работали на телевидении, писали сценарии, даже сняли многосерийный фильм про разведчиков. Если бы вам сегодня предложили вести телепередачу, о чём бы она была?

- Я бы вёл что-нибудь вроде пятнадцатиминутной передачи о новых книгах и DVD. Много ли вы можете назвать передач о литературе?

- Их катастрофически мало, да и те какие-то однобокие. Ерофеевский 'Апокриф', куда съезжаются на междусобойчик писатели либерального толка, не даёт объективного представления о современном литературном процессе.

- 'Апокриф', с моей точки зрения, не несёт информативно-познавательного характера. Я посмотрел несколько передач - мне это неинтересно. Назвать это писательским клубом, где писатели обмениваются своими мнениями? Может быть, но тогда приглашайте разных писателей - и тех, кто отличается от вас своими воззрениями, но не менее талантлив. Книги-то выходят разные, давайте весь спектр, это будет интересно.

- Вам не кажется, что уровень культуры на телевидении с каждым годом падает всё ниже?

- Конечно. Аргумент, который часто приходится слышать: вам нужна культура, смотрите канал 'Культура'. Да, есть канал 'Культура', но на остальных-то каналах что смотреть? Где передачи о том, что происходит в стране, как живут люди, чем живут? Посмотрите, кто у нас герои сериалов - вор в законе, олигарх, манекенщица: Действие непременно происходит в роскошных интерьерах. И этот дикий поток негатива, когда у людей создаётся впечатление, что они в тупике. Я знаю многих людей, которые вообще отказались от телевидения. Они читают книги, смотрят фильмы на носителях, новости и аналитику изучают в Интернете. Когда зрительская телевизионная аудитория начнёт стремительно сокращаться, тогда рекламодатели скажут: извините, мы платим за ТВ-рекламу деньги, а смотрят-то её не столько, сколько мы бы хотели: Вот это уже будет серьёзным аргументом.

- Работа на ТВ меняет людей, причём не в лучшую сторону. Многие, видя своё изображение на экране, начинают считать себя властителями дум, авторитетными деятелями, имеющими право развешивать ярлыки, судить всех и вся. Самый свежий пример - скандальная 'Школа злословия'. Ведущие ток-шоу пригласили на передачу известного литературоведа И. Волгина и начали его отчитывать - за то, что он печатается в 'Литературной газете' (?!), не восторгается вместе с ними результатами либеральной революции 1991 года.

- И я не восторгаюсь. Когда я смотрел эту передачу, я думал, что пойдёт разговор о литературе. Я знал, что Игорь Волгин очень крупный специалист по Достоевскому. И мне было бы интересно его послушать. А это всё вылилось в крик и визг. Как писал великий Александр Зиновьев в 'Зияющих высотах', спор проходил по известному образцу: дурак, сам дурак, от дурака слышу. Но если вы считаете себя сторонниками либеральных ценностей, то почему у вас методы самых крайних большевиков - пригвоздить, растоптать, заклеймить?
Насколько я понимаю методику организации подобной передачи, человеку присылается приглашение, ведь Игорь Волгин вряд ли сам им позвонил и попросил, чтобы они его пригласили. А для того, чтобы разговаривать с кем-то, нужно знать, кто сидит перед тобой. Для этого надо прочесть то, что человек написал, ознакомиться с его деятельностью и после этого вести с ним сдержанный спокойный разговор. А когда дурак - сам дурак - от дурака слышу - это неуважение ни к себе, ни к профессии, ни к телезрителям. В основе такого поведения лежит следующее: мне с тобой не о чем разговаривать, потому что ты не такой, как я. Я каждую неделю на экране и чего хочу, то и ворочу, а ты кто такой? Телевизор действительно здорово бьёт в голову. Люди, которые часто появляются на экране и поэтому считают себя властителями дум, мне кажется, заблуждаются кардинальным образом. А потом телевидение такая штука - сегодня ты есть, а завтра тебя нет.

- У 'Школы злословия', конечно, есть своя эстетика, но это эстетика кухонных сплетен и бабьих пересудов, которая по определению не может давать добрых всходов.

- Вы знаете, эти люди настолько зашоренные в своих воззрениях, что они не признают никакого права на истину с другой стороны. Они являют собой худший образец большевистского экстремизма. Наше учение всесильно, потому что оно верно. Я не разделяю позиции тех, кто считает, что с 1917 до 1991 года в нашей истории не было ничего хорошего. Тех, кто говорит 'в этой стране'. Если ты гражданин другой страны, тогда мне понятно. Но если ты живёшь здесь? Когда я слышу 'у нас, в стране дураков', я говорю стоп, я не в стране дураков живу. Или когда мне говорят - 'совок', я говорю, секундочку, это, может быть, кто-то жил в 'совке', а я жил в Советском Союзе.
У меня, как у любого нормального человека, была масса претензий к государству, но глупо закрывать глаза на всё то хорошее, что было. Что, дети в детский сад не ходили? Молока им не давали? Было очень хорошее высшее образование. Я учился в одном классе с мальчиком из рабочей семьи, который решил поступать в МГИМО - это был 1967 год. И он поступил в МГИМО без всяких связей. Так что в исторических оценках нужно стараться быть объективным.
Я считаю, что разговор с Игорем Волгиным должен был идти в русле литературы. Если вы уж так хотите говорить о либеральной революции, то позовите разумных, спокойных людей с той и с другой стороны. Но почему литературовед должен подвергаться каким-то политическим наскокам? Это опять-таки от неумения вести дискуссии. Сегодня совершенно спокойно можно назвать человека дураком, идиотом, фашистом, не знаю, кем ещё, и остаться безнаказанным.

- В той же передаче прозвучали выпады в адрес 'Литературной газеты'. Поскольку оскорбление было нанесено публично, то газета была вынуждена обратиться в суд с просьбой дать правовую оценку высказываниям ведущих 'Школы злословия'.

- То, что вы подаёте в суд, - это правильно. Если бы у нас иски за оскорбление человеческого и профессионального достоинства исчислялись сотнями тысяч рублей, то, я думаю, очень многие поостереглись бы с такими высказываниями. Почему Игорю Волгину неприлично печататься в 'Литературной газете'? Я бы, например, хотел печататься в 'Литературке'. Мне кажется, что это достаточно взвешенная и объективная газета. Я не помню, чтобы 'Литературку' кто-то обвинял в экстремизме, призывах к свержению существующего строя, чтобы против неё возбуждались какие-то дела. При том, что у 'Литературки' позиция центристская, газета даёт высказываться людям разных, порой полярных взглядов. И мне очень нравится аналитика, я вообще поклонник аналитических умов, и в вашей газете нахожу много хорошего. К тому же 'Литературка' - это единственная на сегодня общеполитическая газета, которая уделяет большое внимание книгам, а это дорогого стоит.

---------
Игорь ЛОГВИНОВ
ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА


-------------------------------------------------------------------------------------------------------

<\/param><\/param><\/embed><\/object>

Фрагмент фильма "Робин Гуд - Мужчины в трико" в переводе Леонида Володарского
------------------------------------------------------------------------------------------



Леонид Володарский. Интервью для журнала MAXIM

У нас нет звания "Народный переводчик России". Но у нас есть люди, которые его заслуживают. Леонид Воладарский один из них. "Голос, знакомый каждому" - это не преувеличение. Как только в домах сограждан появилось пиратское видео, из динамиков тут же послышался голос, забыть или не узнать который стало невозможно. И - экспрессия. Никто не переводил фильмы с таким азартом. Заряд бодрости убивал все тупое вокруг в радиусе километра. Скука убиралась к свиньям, а герои делали предложения, от которых невозможно было отказаться. Потом этот голос зазвучал на радио. И наконец, мы переложили его на страницы.

- Давай я тебе сразу задам твой любимый вопрос: "скажите, а Вы зажимали нос прищепкой, и делаете ли это до сих пор?"

- Ну, конечно! Мне была подарена эта прищепка, я не помню кем, то ли Ворошиловым, то ли Буденным. Она золотая, с инкрустациями. Но сразу же, как только они мне ее подарили, я был вынужден сдать ее в Музей Революции - такое было условие дарения. Прищепкой я никогда не пользовался. На любые остальные вопросы я с удовольствием отвечу.

- Значит, ты научился разговаривать без прищепки так же, как будто с ней?

-Я сначала научился читать, а потом разговаривать.

- Леонид! В каком учебном заведении у нас готовят таких замечательных переводчиков, и самое главное, где им ставят голос?

- Я хочу сказать, что переводчиков готовят много где, но уж коли ты решил переводить фильмы, то это дело сложное было в мое время. Раньше были такие культурные мероприятия, назывались они "неделя английского кино", "неделя французского...." Недели американского кино по-моему так и не было. Ну, не помню, может и была. Ну, конечно, билеты купить было нельзя в принципе, только достать.

- Это какие годы были?

- Как говорится, столько не живут. В те самые годы это и было. И я попал туда, и был перевод. Мне это перевод не понравился, и вдруг, я подумал: а почему бы мне не попробовать самому это сделать? И возник вопрос: а как? А это был 10-ый класс, наверное. Я поступил в ин.яз. Тихо, спокойно там себе учил какие-то языки. И вдруг мне предлагают: давай ездить в Госфильмофонд со студентами киноведами и за бесплатно переводить кино.

- То есть просто это судьба была? То есть это совпало? Не то, что ты там особенно рвался?

- Нет, я рвался, я хотел переводить. Но, понимаешь, мало ли чего я хотел.

- И все таки, ты перевел более 7 тысяч фильмов. Скажи, а почему в последние годы везде такой чудовищный перевод?

- Это вопрос немножечко не ко мне. Я разделяю твою оценку, но в эти последние годы ко мне считанные разы обращались с просьбой что-то перевести. Один раз я переводил в Ударнике, потом я переводил в кинотеатре Алмаз и где-то еще. Тем не менее, когда я слушаю по телевизору переводы фильмов на разных каналах, я прихожу в ужас, потому что люди абсолютно не знают реалий. Да, язык они выучили, и они считают, что, если они знают английский и они знают русский - они умеют переводить. Большое заблуждение! Колоссальное заблуждение.

- Похоже, пора возрождать пиратские просмотры, такие закрытые.

- Я с радостью, я всегда.

- А в советские времена переводами заниматься было опасно?

- Абсолютно нет. Конечно, контроль был. Но с другой стороны я всем задавал один и тот же прямой и честный вопрос и смотрел при этом в глаза, не отводя взора, можно переводить или нет. И никто из них не мог мне дать на это точного ответа. Из чего я сделал вывод, что можно. А потом, просто один очень умный сотрудник комитета Государственной безопасности, когда мы вышли с ним в коридор - там он мне подписал пропуск на выход и говорит - пойдем я тебя провожу. Ну уже все, мы вышли, он говорит, ну скажи, ну сколько ты получаешь за фильм? Я ему назвал сумму. Он сказал :'Бог ты мой! Так мало?' И вот тут я понял, что моя репутация утвердилась раз и навсегда, и в общем ничего опасного мне не грозит. Хотя с другой стороны был один очень неприятный момент, когда в общем много мне что грозило, но друзья помогли, слава тебе, господи... А так - я занимался своим делом. Я переводчик, я переводил. Все. Ко мне больше никаких претензий не было.

- Но привычка носить накладные усы и бороду у тебя все-таки осталась?

- Да, конечно. У меня все куртки на две стороны, потому что, когда я захожу во двор, я ее выворачиваю. И потом я начинаю имитировать хромоту, и сразу у меня в рукаве палочка: Да - да, это все было:спецкурс.
- Давай продолжим твою историю. Итак, на каком курсе ты попал в большое кино?

- Третий курс. На 3-ем курсе я начал ездить в Госфильмофонд. Это надо был встать где-то, я думаю, полседьмого утра.

- Это, по моему в Подмосковье чуть ли ни где-то?

-А то! По Павелецкой дороге где-нибудь минут 45 на электричке и еще километра два пешочком надо было по лесу. И там без наушников, без ничего. Но там я просмотрел всю киноклассику. Потому, что студенты там были - киноведы. Тут тебе Висконти, тут тебе Феллини - имена.

- Но там-то фильмы не резали, насколько я понимаю.

- Да, нет, там ничего не резали, но там я прошел суровую школу: Потому что, какие наушники, какой микрофон? С экрана прямо и давай переводи ...

- А потом, на заре перестройки? Как это технически все осуществлялось? У тебя же не было своей студии звукозаписи?

- О чем ты говоришь? Это все делалось на коленях. Два видеомагнитофона. Один из них должен был быть стерео. В один ставился оригинал, в другой - пустая кассета и втыкался во второй магнитофон микрофон. И я синхронно переводил, голос накладывался на кассету во втором магнитофоне. А потом, я абсолютно не технического склада человек - записанный мой голос вместе с фонограммой накладывался на оригинал. А с этого оригинала - шашки наголо - начинало все расписываться, расписываться и идти в народ.

- Понятно. Когда появился канал НТВ, ты вроде там тоже что-то озвучивал?

- Нет, только один раз. Руководство канала приняло решение, что это будет напоминать пиратское видео и поэтому теперь все озвучивают актеры. А я иногда письменно перевожу то, что они потом озвучивают.

- Кого из актеров или актрис было сложнее всего переводить? Есть ли такие, переводить которых вообще не хотелось?

- Вообще-то нет. Просто иногда я сталкивался в жизни с несколькими американскими суперзвездами. Ну - болваны и болваны. В каком смысле? Говорить с ними не о чем. Если человек, которого я считаю величайшим актером, в течение 20 минут разговаривает о том, что какой в Москве был вкусный кефир, а вот в Соединенных Штатах такого кефира нет, а он в Москве купил это кефир, а вот он сейчас придет к себе в номер и выпьет этот кефир с большим удовольствием, потому что в Москве он продается, а в Америке этот кефир не продается. И я думал про себя: неужели, вот этот вот человек: А потом понял, а какое это имеет значение? Ну, он разговаривает 20 минут ни о чем, зато играет здорово. Нет, нет, у меня никогда нет неприязни ни к кому, и потом, что значит неприязни - надо, что-то перевести. Надо постараться сделать это максимально хорошо. Иное дело, ты понимаешь, чем я отличался от всех других переводчиков - я не буду говорить - я лучше или я хуже: - Ну это, и так понятно, что ты лучше, можешь не говорить об этом. - Ничего подобного! Ничего подобного. Ты пойми, я переводил по 7 фильмов в день. И тут уже ни о каком предварительном просмотре речи не шло. Надо было дать план. А люди, которые фильм просматривали, по 5 раз выписывали трудные места, переводили их и потом выдавали блестящий перевод. Но я считаю, что класс переводчика заключается в том, как он переведет фильм с первого раза.

- Я с тобой согласен. Кстати по поводу фильма 'Однажды в Америке' - это действительно был шедевр. И это был первый фильм, который я увидел на видео. С тех пор я всё мечтал найти того человека, который позволяет себе с таким голосом что-то озвучивать, поговорить с ним.

- Ну что ж... Мечты сбываются.

- Скажи, а не хотел бы ты стать режиссером?

- Нет, я не хочу стать режиссером. Потому что каждый должен заниматься своим делом. Я начал писать сценарии, но еще не прошло достаточно времени для того, чтобы понять, получается у меня что-то в этом.

- Секундочку. А фильм про разведчиков - ты же был режиссером?

- Хорошо, ладно. Фильм про разведчиков. Каким режиссером? Я сценарии писал. Ну сейчас вот в соавторстве написал еще один сценарий, пока рано говорить, потом, когда будет - скажу. А режиссером - нет. Вот это вот у меня не вызывает никакого желания стать режиссером.

- А как ты относишься к экранизациям книг?

- О! Я потрясающе отношусь к экранизации книги "Азазель". Расстрелять всех морально. Расстрелять всех до единого. Это надо же! Из легкого, приятного, бездумного произведения построить какую-то такую конструкцию, при первом же взгляде на которую охватывает ужас скуки и оцепенения.

- Продолжим твою историю. Скажи, пожалуйста. Вот был такой термин загадочный, который назывался закрытые просмотры.

- У, так вот я в видео-то и пришел через закрытые просмотры. Что такое были закрытые просмотры? Фильмы, я не буду говорить, каким образом, но воровались. С них делали сначала черно-белую копию, других возможностей не было. Потом научились делать цветные копии, и эти фильмы выдавали из организации, которая называлась особый отдел Госкино СССР, на точки. Например, точки более или менее такие распространенные - Театр киноактера, Дом кино... А иногда они выдавались Гендиректору Мосфильма, у которого я лет 5 был придворным переводчиком. И вот там я пересмотрел абсолютно все. И, естественно, эти закрытые просмотры звали переводчиков.

- У тебя много кассет с твоим переводом?

- Ни одной.

- Я тебе подарю. Еще вопрос: что больше всего нравиться переводить? Какие фильмы, жанры?

- Вот в "Мастере и Маргарите", эта сцена в торгсине, там фальшивый иностранец, наш соотечественник, который выдает себя за иностранца, он говорит, "кароший люблю, плохой нет". Вот я хорошее кино люблю, а плохое нет. "Однажды в Америке", "Буффало Билл и индейцы", "Конформист", "Гибель Богов", "Смерть в Венеции": да что время занимать и огромное количество есть хороших фильмов. К сожалению, сейчас очень часто ты сталкиваешься с тем, что, какого года фильм? 2002? А 2007-го ничего нету? Очень много фильмов 60-х годов - 70-х - люди об этом не знают. Если они этих фильмов не смотрели, для них "Амели" - свет в окне. И мой низкий поклон американской академии киноискусства за то, что она этот фильм прокатила.
- Что сложнее переводить: английские или американские фильмы? Есть какие-то сложности?

- Я до сих пор не знаю, как надо переводить, когда в фильме англичане и американцы, чтобы была между ними разница. Просторечием - это неправильно. Американский не проще английского, но с большим удовольствием я перевожу, конечно, американские фильмы, потому что мне больше нравится американский английский. Для меня, он живее.

- А что это за история, когда ты в какой-то азиатской республике переводил фильм с другим подстрочником?
- Это была интересная история. Я накануне, по-моему, перевел за один день штук 15 сеансов фильма 'Это Пеле'. Но там была система оплаты.

- Это где было-то все?

- В Ташкенте.

- Так... - В общем, короче говоря, отработал я 15 сеансов, хотя последние там 3-4 я переводил, не приходя в сознание. Лег спать, и вдруг, звонок в 7 утра в номер. Я наощупь нахожу телефон и слышу: "слушай, заболел переводчик, надо срочно перевести индийский фильм". Я говорю, я не могу переводить индийский фильм, я индийских языков не знаю. А мы тебе дадим английский монтажный лист, а монтажный лист - это полный список диалогов фильма. Хорошо. В общем, короче, мне дают. Я опять же в полусонном состоянии прихожу в Ташкентский кинотеатр, кладу этот монтажный лист. И начинается фильм. И через 3 минуты я понимаю, что это арабский фильм и монтажный лист от другого фильма. Фильм идет на исконно родном арабском языке.

- И что дальше?

- Нет, ты пойми: это ТАШКЕНТСКИЙ кинотеатр. Там пахнет потом, лузгают семечки, бегают дети в проходах, играют в паровозик, натыкаются друг на друга - нормально. В этом кинотеатре, где сидит 2000 человек, предположим встать и сказать "вы знаете, у меня тут другой монтаж" - убьют просто на фиг. Затопчут. Тут все. Тут надо выбирать - трагедия, комедия. Что? Хорошо, комедия. Все анекдоты, которые более или менее подходили, я рассказал. Все остроты я отпустил, народ даже смеялся. А в конце героиня - дура... головой в колодец!!! - А ты переводил как комедию? - Как комедию. А она утопилась. Такую свинью подложить! Тоже мне еще, Катерина выискалась от Островского.

- Но зал смеялся, я надеюсь, когда она бросилась?

- Нет, я объяснил, что это специальный мелкий свадебный колодец, что она вылезет: Традиция у них такая, что у них невеста перед свадьбой бросается в колодец. Ну вот, ты понял. Ты все понял. И они тоже все поняли. Когда все закончилось, мне пожали руки, я про себя тихо сказал, твою мать, подошел к телефону, позвонил по телефону директору, говорю, вы, ребята, чего делаете-то? Меня же ведь это: Они говорят: Лёнь! Надо еще на один сеанс остаться, приедет актриса и режиссер.

- Этого же фильма?

- А то!? Нет! Другого! От которого монтажный лист. Ну, в общем, короче говоря. Но тут-то ты уже меня не купишь, я уже сюжет знаю.

- И ты переводишь по-другому?

- Всё, теперь у меня трагедия, я перевожу уже как социальную драму. Я уже знаю, что это уже брат, наверное, может дядя, но уже не жених - 100%. И я перевожу чеканным голосом, звук убрал с экрана почти весь, мне из зала кричат - сделайте, пожалуйста, звук на экран погромче, пожалуйста. Я говорю, если мы с вами знаем арабский, то другие пришли сюда слушать мой перевод. Конечно, аплодисменты. В общем, короче говоря. А там надо бежать после сеанса. А я не успел. Меня поймали и представляют режиссеру и актрисе. И режиссер со мной на своем родном арабском языке, я по-английски отвечаю, актриса мне чего-то говорит, я ей тоже по-английски. Ну, режиссер остервенел, он настаивает, я опять по-английски. Он сказал там что-то по-арабски... "Поганая свинья", я так понимаю.

- А не помнишь дословно?

- Нет, дословно не помню. Сошло с рук. И в общем такие истории я думаю были в жизни у каждого переводчика. И вот с этих фестивалей и закрытых просмотров, ну где было брать переводчиков для видео? Ну вот их и брали. И я попал туда, и Леша Михалев и Андрюша Гаврилов.

- А расскажи - ка, пожалуйста, как происходит процедура лицензирования фильмов для нашего рынка?

- Нам - пиратам - не до лицензий. Это не ко мне. Нет, это может шутка, но это не ко мне. Это должны быть юристы, которые естественно сидят при прокатных фирмах, при других фирмах.
- А где брать фильмы с нормальным переводом?

- Надо иметь знакомых пиратов. И других нет вариантов. И пока лицензионные эти воротилы будут вертеться и крутиться и подписывать с американцами контракты, где дубляж не менее, чем 5-ю голосами, от чего фильм делается еще более лучше, чем он был на самом деле. Да, ну тогда вот так и будет все на самом деле.

- Тебя еще никто не называл 'Веселый Роджер российского видео'?

- А я при чем? Я на пиратском корабле ядра подтаскивал, не капитан, не лоцман и не боцман.
- Давай мы тебе флаг закажем - твое лицо и кости скрещенные на черном фоне. Это будет флаг российского видеопиратства.

- Какое же у тебя все-таки воспаленное - воображение!

- Это же будет здорово. Мы его на телебашне повесим.

-Водрузим...

- Ну, спасибо за интервью. Порадовал!

--------
MAXIM
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЛЕОНИД ВОЛОДАРСКИЙ



Интервью Леонида Володарского для журнала КИНОПАРК (?1(80)) за 2004 год.

Голос Леонида Володарского, ведущего утреннего шоу на "Серебряном Дожде", узнали и полюбили лет пятнадцать назад: в эпоху пиратского кабельного телевидения и видео именно он был одним из патриархов синхронного перевода. Теперь Володарский синхронно не работает: в его распоряжении монтажные листы крупнейших голливудских боевиков и сериала "Клиент всегда мертв". В последнем, по выражению Леонида, крайне важны "все эти fucking". Никто лучше Володарского в этом вопросе не разбирается.

- Ваши особые интонации, как мне кажется, крайне важны для восприятия сериала на русском. Вы пытаетесь его как-то адаптировать под наше сознание?

- Это было предложение, которое мне сделало руководство НТВ. Сам же я хотел только одного: сделать - и, думаю, это у меня получилось - добросовестную и хорошую работу. Я посмотрел пару серий. Затем озвучил один из эпизодов, и после этого было принято решение.

- В Интернете существует огромное количество людей, которые жестко относятся к вам именно в связи с "Клиентом". Вы сознательно пропускаете некоторые фразы?

- Дело вот в чем. Перевести все невозможно. Тут не помогут ни актеры, ни титры. Я считаю, что мой перевод имеет право на существование.

- Теперь о самом Леониде Володарском. Наверняка немногие знают, чем вы занимались в период между пиратским видео и карьерой на радио и ТВ?

- Я недолго работал в одном российско-американском СП, которое занималось строительством. Потом было НТВ, опять пиратское видео, потом я решил попробовать себя на радио. Слава тебе господи, у меня оказались друзья - Игорь Мальцев, Володя Соловьев. Они помогли мне сделать первые шаги, и с их помощью я вышел в эфир.

-А пиратское видео вы озвучивали из любви к искусству или из-за денег?

- Это было то самое счастливое сочетание. Я очень люблю кино и плюс к этому был заработок. Я переводил очень хорошие фильмы, но была, конечно, и масса дерьма. Просто я работал с такими людьми, у которых был вал этих фильмов и информации. Так что у меня практически никогда не было возможности просмотреть фильм до перевода.

- Вернемся к "Клиенту". Многие полагают, что там очень сильны библейские мотивы.

- Библейская тема есть везде и всегда.

- Тогда почему вы называете персонажа Френсис Конрой Руть, а не Руфь?

- Потому что есть определенные
традиции перевода имен собственных на русский язык. Так как библейские аллюзии в "Клиенте" не очень заметны (никто же прямо не тыкает носом в Библию), в собственных именах каждый имеет право на свою интерпретацию. Это лучше, чем называть город Вашингтон Вашингтоном, а Флориду - Фл0ридой.

- Почему приостановлен показ сериала?

- А третий сезон в Америке уже закончился? (там стартует четвертый. - Ред.) То, что он закуплен НТВ, - это сто процентов.

-Америка "Клиента" сильно отличается от голливудской. В процессе работы ваше отношение к американцам изменилось?

- Вопрос сложный. Я был в Америке. Американцы - это другие люди. Совсем другие. Этот сериал положителен в том смысле, что "американистости" в нем немного. Действие "Клиента" может происходить и в Исландии, и в Гренландии. Этот сериал интернационален. Родители-дети, приближающаяся старость матери, которой надо заполнять колоссальную прореху в своей жизни после смерти мужа, и, конечно, депрессия, которая в разное время проявляется у разных персонажей... Они все депрессивны, практически. Вообще, могу сказать, что я сериала такой силы еще не видел. Это революционный сериал. Во-первых, нам показывают гомосексуальную связь. Достаточное количество обнаженной женской натуры. Персонажи довольно свободно изъясняются. Я имею в виду все эти "fucking" и так далее. Представить себе нечто подобное на американском общенациональном канале года два-три назад было бы просто нереально.

-------------
Вопросы: Александр Кондуков

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЛЕОНИД ВОЛОДАРСКИЙ

Интервью еженедельному приложению к газете "Комсомольская правда" "Здравствуйте"



Вот он - пионер пиратского видеоперевода в нашей стране. Живая легенда. Классик. Страна знает его не в лицо, а по голосу, как Левитана. Помните, эту гнусавинку, как будто на носу у него - прищепка. Леонид Володарский анекдот про "прищепку", конечно, знает и все-таки удивляется, когда я рассказываю, как в 88-м в мужском школьном туалете его "прищепка" ("А это, чтоб не поймали, или у него голос такой, или он так стебется?") была одним из лейтмотивов тайных перекуров. "Тоже мне нашли культового персонажа!" И довольно смеется. Мы балдели от раскрепощенного языка "видаков", и каждый день кто-то заявлялся в школу с новым "загибом" из переводческого арсенала. Тут Володарский дает понять, что я его с кем-то путаю.

--------------------------------------------------------------------------------

- Вот это нет: мат в переводе исключается. Всегда можно найти более мягкие выражения. Вероятно, где-то для усиления комического эффекта надо что-то сказать. Но это редчайшие случаи. В других случаях это - непрофессионализм. Интеллигентный парижанин не кричит "Дерьмо!"

- А что же тогда переводчику делать? Ведь они, американцы, в кино ругаются. Или по их стандартам не ругаются?

- Ругаются.

- А мы не будем?

- А мы не будем.

- А почему?

- А потому что не надо. Потому что ни один нормальный человек в обществе, в компании, при женщинах, при детях не употребит таких слов.

- Ваши коллеги часто считают иначе. Я тут смотрел фильм (причем на лицензионном видео), там woman переводили не иначе как "баба", а shit - как "срань господня!"

- Во-первых, насчет woman как "баба": может быть, где-то есть такая стилистическая окраска, но я усомнюсь, потому что в английском языке имеются слова, и немало, которые действительно переводятся как "баба". Пример из австралийского: там woman - это "женщина", а "баба" будет sheila. А shit... Holy shit! действительно можно перевести как "срань господня!", но я опять против, потому что есть достаточное количество верующих людей - не надо оскорблять их чувства. И потом: вот француз в кафе случайно роняет сигарету и раздосадованно говорит: "Merde!" Все знают, что дословно merde переводится как "дерьмо". Так что ж, интеллигентный парижанин всякий раз, когда спотыкается, кричит "Дерьмо!"? Нет, в таком контексте это уже давным-давно звучит как наше "Зараза!"

- Кроме английского и французского, вы еще с каких языков переводите?

- С итальянского. Я вообще учу языки с четырех лет. У меня отец был профессиональным и очень хорошим преподавателем английского языка. И вот он через мое упрямство, нежелание - потому что я точно знал, что собак гонять и в футбол играть гораздо интереснее, - усаживал меня учить язык.
Когда я начал переводить фильмы, то встал вопрос стиля: не может американский гангстер говорить, как английский дворянин, а речь его обязательно надо передать. И вот это уже вопрос русского языка. Ты же переводишь на русский, и прежде всего надо его и знать. Все достигается только одним: книгами, в первую очередь чтением классики. Есть, конечно, люди, которые убеждают нас, что можно выучить язык во сне, научиться играть в теннис по переписке. Есть такие, как Илона Давыдова. Но в этой жизни все достается только трудом. Пеле возьмите: был бы он Пеле, если б не работал на тренировках до седьмого пота? Не был бы он Пеле, и пропали бы у него все его гениальные способности.

- А язык ведь меняется...

- Все меняется, безусловно! Но опять мой ответ будет: читайте книги. В данном случае - современную англоязычную литературу. Вот сейчас я зачитываюсь Джеймсом Эллроем - блестящий автор! Это по его книге поставили "Секреты Лос-Анджелеса", на удивление хороший фильм, жалко, что там всплыл "Титаник" и забрал все "Оскары". Ну, и вот сейчас Эллрой написал потрясающую книгу "Американский таблоид" про семейку Кеннеди. Очень "черный" роман.

- Как вы пришли в пиратский бизнес?

- А я про этот бизнес ничего не знаю. У меня просто была своя функция: переводить. Правда, я с самого начала знал, чем это кончится. Что будет борьба с видеопиратством, что будут приняты законы по авторским правам.

Ночи в стиле Брежнева

- Во времена Леонида Ильича я переводил так называемые закрытые просмотры. В Доме кино, в Верховном суде, в прокуратуре, на "Мосфильме"... Элита ведь все смотрела, это в широкий прокат попадало мало западных фильмов. Если режиссер был уважаемый человек, ему привозили копию на студию, если менее уважаемый - сам ехал в Белые Столбы. Смотрели съемочные группы из чисто практических соображений: надо снять фильм про Англию, а настоящая Англия не светит, вот и смотрят кино, чтобы понять, как они там чай пьют, что носят... Потом на Западе появилось видео, и в конце 70-х в Москве замаячили видеомагнитофоны: тогда очень дорогая игрушка, но здесь богатые люди были всегда. Появился рынок. Начали искать переводчиков, ну а где их искать? Там же искать, где они и были.

- Вы оказались первым?

- Одним из. Еще был Андрей Гаврилов, был Леша Михалев, земля ему пухом, был Горчаков Васька, Сережа Чуковский, мы все друг друга знали.

- Вы тогда не испугались, не думали, что с законом проблемы будут?

- Я ничего не думал, я пошел к адвокату. Адвокат никак не мог понять, что такое видеомагнитофон. Первые 20 минут беседы я вводил его в таинства. После этого он - мне: "Статьи нет!" Я говорю: "Статья всегда есть. Нет такого варианта, чтоб статьи не было!" В общем, мы довольно долго обсуждали ситуацию, он с меня потом денег не взял, потому что сказал: "Ты меня просвет

Кино в Авторском переводе Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 1 [только новые]


Nick
WideScreen




Пост N: 6522
Зарегистрирован: 17.05.05
Откуда: Россия, Москва
Рейтинг: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.09 13:23. Заголовок: ЛЕОНИД ВОЛОДАРСКИЙ ..


ЛЕОНИД ВОЛОДАРСКИЙ



"Голосовая связка" - интервью журналу "Автопилот"

Его голосом говорили Сталлоне и Шварценеггер, его незримое присутствие в квартирах более или менее обеспеченных граждан стало неотъемлемой чертой российского быта 80-х, а его авторству приписывают знаменитый эвфемизм "трахать". Еще про него придумали легенду, что, якобы будучи уже не в ладах с законом, он, переводя фильмы, зажимает нос прищепкой.
Но вот уже несколько лет как этот Левитан 80-х пропал из нашей повседневной культуры. Не волнуйтесь, ушел не он, а его голос. Да и тот нынче доступен на "Серебряном дожде". А сам Леонид Володарский, рафинированный интеллигент, киногурман и телепроповедник нашей бурной молодости, занят тем же, чем и всегда, -- переводит фильмы. Теперь на НТВ.

--------------------------------------------------------------------------------

"АВТОПИЛОТ": Вас не обижают эти легенды о прищепке на носу?
ВОЛОДАРСКИЙ: Нет, тем более что подобная затея была бы все равно обречена на провал. Как мне объяснили некоторые компетентные товарищи, голос идентифицирует человека лучше, чем отпечатки пальцев. Так что можно зажимать себе все что угодно, но голос опознается в ста случаях из ста.
"АВТОПИЛОТ": Но на заре видеопиратства ваша деятельность была сопряжена с опасностью?
ВОЛОДАРСКИЙ: Если бы власть захотела что-то со мной сделать, она, безусловно, сделала бы это. В те времена спасения не было никакого, и если эта машина начинала работать, она перемалывала все. Но такой инструкции не было, хотя людей, занимавшихся записью и торговлей, так называемых "писателей", выдергивали постоянно. Один раз я даже был свидетелем на суде по делу такого "писателя" и поверг его в ужас тем, что не ставил суд ни в грош... Как-то я пошел на консультацию к адвокату, и мне долго пришлось объяснять ему, что такое видеомагнитофон, а это был 1979 год. И если бы он сказал мне, мол, занимайся этим на свой страх и риск, я, возможно, и оставил бы это занятие. Но он не сказал.
Впрочем, я ни в коем случае не собираюсь утверждать, что был первым бойцом на фронте видеодиссидентства...
"АВТОПИЛОТ": Но вы ведь не случайно попали в видеобизнес?
ВОЛОДАРСКИЙ: Конечно, не случайно. До этого, при Брежневе, существовала система закрытых просмотров. Все организации, имевшие вес, брали фильмы из Госфильмофонда. И кроме того, существовал особый отдел Госкино, откуда фильмы выдавали на "точки". Их было очень много, например, я переводил на Мосфильме, в Верховном суде, на дачах...
"АВТОПИЛОТ": Как вы обычно переводили, синхронно? То есть не видя до этого фильма ни разу?
ВОЛОДАРСКИЙ: Дело в том, что для меня класс переводчика -- это как раз способность перевести фильм "с листа". Кстати, переводчик-синхронист и переводчик фильмов -- это две разные специальности. Можно быть хорошим синхронистом, но не уметь переводить фильмы, я знал и таких людей.
"АВТОПИЛОТ": Насколько это было прибыльно тогда?
ВОЛОДАРСКИЙ: Когда люди поняли, что на видео можно делать неплохие деньги, то понадобились переводчики, и они стали искать их среди тех, кто переводил на закрытых просмотрах. То, что этот бизнес очень прибылен, стало понятно сразу. Например, я помню сделку, в результате которой телевизор и видеомагнитофон были проданы за 40 тысяч рублей.
В то время это была не то что большая сумма, это была вся человеческая жизнь, выраженная материально. Квартира, дача, машина -- все можно было купить на эти деньги сразу.
Если бы у меня были деловые способности, я бы мог обговаривать свое долевое участие в этом деле, однако это подставляло бы меня под определенные риски. Кроме того, у меня нет таких способностей.
"АВТОПИЛОТ": Почему у нас так распространен перевод, хотя во всем мире часто смотрят фильм с титрами и, стало быть, с живыми голосами актеров?
ВОЛОДАРСКИЙ: Не совсем так. Мне приходилось переводить на русский язык американские фильмы, переведенные на итальянский или французский. Конечно, это плохо, и хочется слышать голос актера. Когда, скажем, Клинт Иствуд говорит "хенде хох", это смешно.
И у нас, и на Западе фильмы все-таки дублируются для массового зрителя, а вот если предполагаемая аудитория взыскательная и небольшая, то фильм идет с титрами.
"АВТОПИЛОТ": Вы принципиально избегаете дословного перевода ругательств?
ВОЛОДАРСКИЙ: Да, за редким исключением без этого всегда можно обойтись. Возьмем классику -- "Над пропастью во ржи" в великолепном переводе Риты Райт-Ковалевой. Ругательства существенно смягчены. Но от этого ничего не изменилось! Всегда можно найти эквивалент.
"АВТОПИЛОТ": А вот показывали "Криминальное чтиво", где герой Джона Траволты говорил: "Я пойду посру". По-моему, это был вполне точный перевод, отвечавший образу и его действиям.
ВОЛОДАРСКИЙ: Вы думаете, если бы он говорил: "Я пошел гадить", -- было бы хуже? Все-таки обычно за чересчур дословным переводом ругательств стоит очень невысокий класс переводчика.
"АВТОПИЛОТ": Ну, хорошо, сколько существует различных вариантов перевода выражения "fuck you"?
ВОЛОДАРСКИЙ: Я это перевожу как "пошел ты". Не Бог весть какая переводческая находка, но я придумал это. В крайнем случае можно сказать: "Пошел ты к этой матери". И всем все понятно. Можно спокойно обойтись без ругани, если, конечно, не меняется смысл.
"АВТОПИЛОТ": Вы можете привести пример, когда смысл все же меняется?
ВОЛОДАРСКИЙ: Допустим, вы видите сцену из великосветского общества. Диалоги персонажей идут на уровне "не будете ли вы так любезны"... Но вдруг ситуация меняется, и человек, являвшийся до сих пор образцом изысканной речи, вдруг говорит кому-то "fuck you".
И вот тут уже не надо говорить: "Пошел ты в задницу". Тут надо говорить: "Пошел ты в жопу".
"АВТОПИЛОТ": В чем, на ваш взгляд, все-таки причина табуированности ряда слов в нашем кинематографе? По сравнению с тем же американским.
ВОЛОДАРСКИЙ: Ну, сейчас все это начинает появляться и у нас. Дело в том, что в системе кинопроката Америки существуют возрастные ограничения, и за этим следят очень строго. Если полицейский выловит в порнокинотеатре пятнадцатилетнего паренька, то вступит в ход правоохранительная машина и пострадает владелец заведения.
"АВТОПИЛОТ": А поскольку у нас надзора нет, вы решили взять на себя такую моральную функцию?
ВОЛОДАРСКИЙ: Да, это было мое решение.
"АВТОПИЛОТ": Были ли фильмы, переводить которые вы отказывались?
ВОЛОДАРСКИЙ: Нет, не было, это же моя работа. Разумеется, я мог отказаться только от перевода порнухи. Это уже работа за гранью, кроме того, что там переводить-то...
Хотя где-нибудь в провинции под понятие "порнуха" могли подвести и "Последнее танго в Париже".
"АВТОПИЛОТ": Давайте составим "рецепт от Володарского", как нужно учить иностранный язык.
ВОЛОДАРСКИЙ: Мой покойный отец, который был одним из лучших преподавателей английского в стране, всегда говорил, что язык доступен любому. Если у тебя нет пространственного воображения, то архитектором тебе стать, может, и не дано. А с языком все иначе, дело в усилиях. Нанимаешь по рекомендации преподавателя и начинаешь делать упражнения. Ответил материал, написал контрольную...
"АВТОПИЛОТ": Как неинтересно...
ВОЛОДАРСКИЙ: А больше никак. Только через труд.
"АВТОПИЛОТ": Через ваше сознание прошло сумасшедшее количество кинематографической продукции. Вас что-то удивляло среди того, что вам довелось увидеть?
ВОЛОДАРСКИЙ: Конечно. Я очень люблю Феллини, Висконти, Бертолуччи. До сих пор помню, что после "Конформиста" я вышел буквально покачиваясь, настолько сильным было впечатление. Очень люблю Серджио Леоне, и "Однажды в Америке" -- один из моих любимых фильмов.
И, пожалуй, люблю хорошее коммерческое кино. Например, первое "Смертельное оружие", оба "Французских связных".
"АВТОПИЛОТ": Чье кино самое лучшее?
ВОЛОДАРСКИЙ: Класс кинематографа определяется его средним профессиональным уровнем. Поэтому, скажем, итальянское кино назвать лучшим нельзя. То, что у них родились Феллини, Висконти, Пазолини и Бертолуччи... ну, вот так получилось. А американское кино назвать лучшим можно. И, как я только недавно стал понимать, лучшим можно назвать старое советское кино. Наивность, политический заказ -- все это есть, но профессионально это сделано безупречно.
"АВТОПИЛОТ": А как вам последние наши шумные новинки: оба "Брата"?
ВОЛОДАРСКИЙ: Я в восторге. Первый "Брат" -- это было почти откровение, потрясающий слепок времени, в котором были эти жуткие рынки, наглые чеченцы и "качки" в кожаных куртках. Очень запоминаются сцены, когда главный герой идет по пустому городу мимо памятников: он, живой, на фоне советской эпохи, которая умерла.
А второй "Брат" -- это упражнение Балабанова, которым он доказал, что умеет делать все что угодно. Это свидетельство его профессионализма.
"АВТОПИЛОТ": Наша критика, однако, ваш восторг не разделяет.
ВОЛОДАРСКИЙ: Конечно, как же можно простить парню из Свердловска, у которого нет именитого папы, что за копейки он вдруг начал снимать кино, которое все стали смотреть. Такого человека обязательно надо пнуть.
Меня привлекает в этих фильмах еще то, что там нет всей постперестроечной ублюдочности. Нет такого, что мы -- второсортные ребята, давайте ходить, подобно американскому быдлу, в бейсболках задом наперед, выберем "пепси", будем, разговаривая с человеком, жевать жвачку...
Ну почему в русском языке должно быть слово "Вау"!
Мы же знаем свою страну. И я не могу понять, почему люди говорят: "В этой стране". Ну скажи: "В нашей стране", "В России" или "У нас, на родине".
Это оптимистические фильмы, в этом их главное достоинство.
Хорошо ведь, когда кино не только тебя развлекает, но еще и говорит: "Ребята, у нас все обязательно получится".

---------------
ТЕКСТ: Дмитрий Попов
По материалам сайта: http://www.utrennik.express.ru/


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЛЕОНИД ВОЛОДАРСКИЙ

Леонид Володарский наконец-то взялся за старое -
интервью журналу "Мир Кино"




24.11.2000
Вчера вечером в кинотеатре 'Ударник' происходило священнодействие. Показывали свежий фильм с Арнольдом Шварценеггером 'Шестой день'. В этом сакрального ничего нет (прошу прощения у отъявленных фанатов): боевик как боевик. Дело - в звуке. Звук, надо сказать, был отвратительный: эффекты имели место, а голосов героев не было слышно практически никак. И на самом деле - черт с ними. Потому что главное - кто переводил! Не нанятые бездушные актеры, которым что Шварца дублировать, что Бениньи, а САМ ЛЕОНИД ВОЛОДАРСКИЙ.

--------------------------------------------------------------------------------

Кто сказал: 'Кто это?' Это легенда, которой давно не было слышно, но которую все, кому больше двадцати, обязаны знать. Его полузадушенный голос вы слышали на куче пиратских видеокассет.

Самое удивительное: у него и в жизни - такой же голос, как на видеокассетах. Очень странно снова было слушать голос, которому внимал лет пятнадцать на видео. Интонации слишком знакомые: слегка в нос, с подъемом тона в конце некоторых слов, с несколько преувеличенной ажитацией, с проглатыванием многих фраз, но без ущерба для смысла. Володарский, в общем, переводчик весьма не строгих правил: для него главное - не подстрочник, а основная мысль.
В последнее время он переводил фильмы для НТВ, но сам, увы, текст не озвучивал. И вот взялся за старое. Взялся потому, что это был не простой показ 'Шестого дня', а еще и презентация авторской программы, которую Володарский ведет с недавнего времени на Радио МВ 107,8 FM. Каждую пятницу с 8 до 10 утра он рассуждает о фильмах, которые посмотрел в последнее время. Или не о фильмах, а, например, о футболе. Раньше Володарский приходил на 'Серебряный дождь' в гости и говорил о том же самом. Теперь у него будет своя программа.

Ура, товарищи!

На закуску предлагаем вам интервью, которое автор 'Мира кино' взял у Леонида Володарского в прошлом году. Посвящено оно было 25-летию со дня выхода на экраны Франции фильма 'Эмманюэль'. Собственно, сейчас эти несколько вопросов ценны только одним: интонацией переводчика, ее можно, если попытаться, расслышать в его 'не-а' или 'я вас умоляю'.

- Леонид Вениаминович, а ведь уже 25 лет со дня выхода 'Эмманюэли'...
- Ничего себе. Это дата.

- Случаем, не вы двадцать лет назад переводили 'Эмманюэль'?
- Я и переводил. Но не только я: тогда у каждого переводчика был свой наниматель. Промышленности не было, кассеты расходились по знакомым. Поэтому ничего удивительного, если я перевел фильм, а через две недели его же для других людей переводил Леша Михалев.

- Вам, конечно, понравилось это произведение.
- Не-а. Никакого впечатления не произвел.

- А девушка?
- И девушка не понравилась. Так что я долго пытался понять, почему такой ажиотаж вокруг нее и фильма.

- Спустя столько лет поняли?
- Не-а, и сейчас не понял.

- А как же постоянные разговоры, что 'Эмманюэль', мол, открыла нам дорогу к свободе? Действительно ли тогда к фильму именно так относились?
- Да вряд ли. У нас его все спокойно воспринимали. Фильм-то безобидный по большому счету.

- Правдива ли легенда, что кого-то посадили за просмотр Эмманюэли?
- Да, я даже знаю этого человека. Он, впрочем, пострадал бы в любом случае: вокруг него уже давно ходили сотрудники органов, но поймали именно на 'Эмманюэли'. Вычеркнули три года из жизни.

- Вы помните какие серии переводили?
- А вот первые три и переводил.

- А дальше?
- Да как-то не попадались, и я особо не рвался за ними.

- А какая больше понравилась?
- А никакая. Тут, конечно, дело вкуса: кому-то нравилась 'Эмманюэль', кому-то 'История О.', кому-то м-м:

- 'Греческая смоковница'.
- Ага.

- А вам?
- А мне все они не нравились.

- Видимо, сложно было переводить фильм?
- Да какие там могут быть сложности, я вас умоляю.

--------------
Алексей Монахов
По материалам сайта :http://www.utrennik.express.ru/


-------------------------------------------------------------------------------------------------------------



Кино в Авторском переводе Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 50
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет